Что бы было, если бы Россия не пришла на помощь правительству Асада в Сирии в конце 2015 года?

Что бы было, если бы Россия не пришла на помощь правительству Асада в Сирии в конце 2015 года?

Итак — несколько гипотез, ориентированных на самые явные аспекты развития сирийского кризиса в отношении как великих держав, так и регионов, граничащих с площадкой конфликта. По российским меркам — с нашими-то масштабами в десяток часовых поясов! — география сирийской войны весьма скромная: туда-сюда несколько сотен километров. Максимум. И вот, имея под боком эти считаные километры до сирийского пожара, соседи, а также страны, расположенные совсем не на безопасном расстоянии, могли бы получить следующие весьма сомнительные «удовольствия».

И ведь действительно, мало кто из соседей просчитал последствия «падения Дамаска» и «воцарения ИГИЛ». Иначе бы не подливали бензина в этот костер! Они, похоже, просто не понимали, куда этот каток покатится. «Халифат» — это не лозунг. Халифат в 2015 году представлял силу и деньги и еще имел «крышу» со стороны его спонсоров и вдохновителей. Начиналась очередная «война по доверенности», чем любят «развлекаться» все «друзья Ближнего Востока» последних лет…

Итак, конец 2015 года. Представим себе, что силы ИГИЛ плюс «Джебхат ан-Нусра» (террористические организации, запрещенные в РФ – ред.) плюс исламисты со всех краев от Европы до Ближнего и Среднего Востока берут штурмом Дамаск. Представили? Не вздрогнули?

А теперь оцените возможную реакцию на это в Израиле, в Иордании, в Турции, в Ливане, в Ираке, в Саудовской Аравии, в США, в России, во Франции… Впрочем, пока достаточно адресов. Пройдемся по ним, анализируя последствия для каждой из этих стран в отдельности. Израиль, который вроде бы и хотел резкого ослабления врага — Сирии в лице правительства Асада, — вдруг видит, что на его границах вырастает Халифат со всеми многообещающими для еврейского государства негативными последствиями, и «буферной зоны» уже нет.

Иордания попадает в сложную ситуацию, вызванную тем, что была здесь солидарность с позицией США, выступавших против Асада, да закончилась. Указание Барака Обамы от 2009 года — «Асад должен уйти» — выполнено, а про судьбу королевства перед лицом вставшего во весь рост Халифата никто в Вашингтоне и не думал.

Турция рассчитывает: во-первых, на возможное приобретение новых территорий севера Сирии, во-вторых, на усмирение курдов в этом районе границы, в-третьих, на усиление своего влияния на пространствах бывшей Османской империи. Усиленная подпитка антиасадовских боевиков виделась как гарантия того, что «их руками можно решить все свои вопросы». Попытка государственного переворота летом 2016 года заставила руководство страны пересмотреть эту политику. Но как же хотелось добиться своего в 2015-м!

Ливан получил бы в качестве соседа донельзя озлобленную армию Халифата, против которой в Сирии достаточно эффективно воевала ливанская «Хезболла». Поэтому при таком негативном сценарии переход исламистами границы под крики «Ливан — часть Халифата» был бы обеспечен. Тем более что точный перевод названия ИГИЛ — «Исламское государство Ирака и Леванта», а «Левант = Сирия + Ливан».

Далее, Ирак. ИГИЛ — структура, которая появилась на земле Ирака, и ее победа над Асадом — прямой путь к развороту от Дамаска на восток и последующему взятию Багдада. Так сказать, «возвращение к истокам». Что началось бы в Ираке, представить несложно.

Саудовская Аравия поначалу потирала бы руки — деньги на ИГИЛ потрачены не зря. Только вот особые дивиденды от победы исламистов над Дамаском королевство вряд ли получило бы. Наоборот. В руководстве ИГИЛ не раз делались воинственные заявления о том, что, мол, «семья Саудов не имеет права контролировать святые для мусульман города — Мекку и Медину». И поход ИГИЛ на Саудию стал бы более очевидным, чем даже война ИГИЛ с Израилем.

США охватила бы тихая радость: план по дестабилизации Ближнего Востока работает! И пока все будут грызться друг с дружкой, Америка получит в свои банки еще сотни миллиардов долларов от перепуганных арабов. Что и требовалось доказать. Хаос forever!

Для Москвы падение Дамаска и победа ИГИЛ фактически означали бы начало «войны по доверенности» против России. Тем более что рядом — Средняя Азия с Афганистаном, где ИГИЛ уже обосновался достаточно плотно. Фронт растягивается. Вот так, к 2015 году уже было ясно, что пламя сирийского пожара начинает подпаливать зону наших жизненно важных интересов.

Париж? Ну, Париж, как всегда, был бы весел и беспечен. Гитлер взял всю Францию за четыре недели, а исламисты могли бы чуток помучиться — чай, не вермахт. Однако участь «беспечных парижан», чье политическое руководство десятилетиями рассматривает Сирию как свою постколониальную вотчину, оказалась бы предопределена. Впрочем, почему «бы»? Уже предопределена — даже вне рамок рассматриваемого здесь сценария. Или этого еще не видно на парижских улицах?

Вот примерно так видится тот сценарий, который «расцвел бы пышным цветом» в случае, если бы Россия не начала свою военную операцию в Сирии в конце 2015 года.

Интересно и то, что во всех перечисленных выше странах за последние месяцы стал наблюдаться пересмотр их политики в отношении Москвы — всё ближе к сотрудничеству. Что у действующих политиков, что у приходящих им на смену. Поэтому можем констатировать: решительный шаг Российской армии в Сирии поставил заслон обсуждавшимся выше совсем не духоподъемным сценариям.

Сергей Филатов, газета «Известия»