К прокатному успеху казахстанско-российского кинофильма «28 панфиловцев»

28 панфиловцев

Древние государства зиждились на мифах: в основе устройства Древних Египта и Греции был целый пантеон из богов и героев, вечный город Рим до сих пор стоит на мифе о вскормившей Ромула и Рема волчице, а ацтеки верили, что Эрнан Кортес является воплощением пернатого змея Кетцалькоатля.

Однако по мере накопления человечеством знаний, вера людей в мифы начала слабеть: религии перешли от политеизма к монотеизму, и, в итоге, миф как конструкцию, удерживающую воедино общества, сменил подвиг как героический поступок, совершённый в трудных условиях.

Для жителей Латинской Америки борьба за освобождение от колониальных империй началась с подвига ставшего героем Симона Боливара. Независимость Франции подпитывается деяниями Жанны д’Арк, а народы Советского союза скрепляли в одном государстве подвиги героев Великой Отечественной: Александра Матросова, Бауыржана Момышулы, Зои Космодемьянской, Рахимжана Кошкарбаева, героев-панфиловцев, Касыма Кайсенова, асов Ивана Кожедуба и Александра Покрышкина.

Однако всё течёт и всё меняется: одни государства возникают на обломках других, народы ссорятся и мирятся, а человеческие поколения, сменяя друг друга, воспринимают подвиги как нечто далёкое и, пускай и героическое, но неактуальное.

Победам нужны новые образы

Так по прошествии менее ста лет с победы в Отечественной войне 1812 года, память о ней превратилась в нечто далёкое: столетие хоть и отмечалось с присущим масштабом и розыском ветеранов-долгожителей, которым к тому времени было далеко за 100 лет, но стало восприниматься как дань прошлому. Вскоре грянула Первая мировая и, уцелей в ней Российская империя, о 150-летии победы в Отечественной войне 1812 года мало кто вспомнил: новые времена дают новые поводы для дат, а подросшие дети воспринимают историю через свой жизненный опыт, отличный от опыта своих родителей и предков.

С момента победы в Великой Отечественной прошло уже 72 года и сменилось свыше трёх поколений, а ветеранов, не ушедших в лучший мир, осталось крайне мало. Память о Великой Отечественной требует новой формы: слоганы «Спасибо деду за победу» и «Деды воевали» уже не работают — у поколения современных школьников деды встретили войну в детском возрасте. Именно трансформацией восприятия ВОВ и объясняется тенденция к коммерциализации героических подвигов предков: георгиевские ленты теперь появляются почти всюду, от тапочек-вьетнамок до трусов и леденцов. Подобные акты коммерческого кощунства — следствие того, что государства в ходе реализации культурной политики не скорректировали восприятие подросшим поколением подвигов Великой Отечественной.

Однако, пусть всё течёт и всё меняется, но некоторые вещи остаются неизменными: мир не становится безопаснее. Терроризм распространяется словно метастазы у ракового больного, некогда холодные государства превращаются в горячие точки. И сегодня народам бывшего СССР, как никогда, нужен прочный фундамент, на котором можно воспитывать детей и направлять их жизненные пути.

И один из способов построения такого фундамента — корректирование восприятия Великой Победы с помощью кинематографа.

Запрос на качественное кино

Но постсоветский кинематограф, оказавшись, как правило, в руках творцов, воспитанных в 90-е на основе публикаций журнала «Огонёк» очернявшим память и глумившимся над историческим прошлым, не в состоянии выполнить воспитательную функцию. И люди это ощущают: ни три части киноэпопеи «Утомлённые солнцем» Никиты Михалкова, ни «Сволочи» Александра Атанесяна, ни «Сталинград» Фёдора Бондарчука не были восприняты как достоверные фильмы о Великой Отечественной. Виной всему набившая оскомину киношная «клюква», откровенная ложь и, в целом, отвратительные сценарии, — постмодернистское восприятие истории творцов входило в противоречие с мировоззрением зрителей и историческим знанием.

В обществе сформировался запрос на качественное кино о подвиге. И этот запрос удалось реализовать в прошлом году, когда на экраны вышел знаковый фильм Андрея Шальопы и Кима Дружинина «28 панфиловцев».

Данный фильм можно уложить в советский лозунг «Наш ответ Чемберлену»: режиссёр из народа показал «творцам», каким должно быть историческое кино, а людям доказал, что кино может быть качественным. Например, в фронтовом Донецке, кинозалы были полными: военнослужащие, пуская скупую мужскую слезу смотрели фильм с первых кадров молча, а дети умолкали с началом первого же боя панфиловцев с Вермахтом.

Кинематограф для ценителей

И заслуга в этом не только соединения зрительского запроса с желанием поддержать финансами творческий порыв режиссёров, но и поддержки министерствами культуры Российской Федерации и Казахстана. «Панфиловцам» было бы гораздо сложнее в прокате и съёмках без поддержки Министерства культуры и спорта Казахстана и АО «Казахфильм»: Минкульт республики выделил на съёмки 20 млн. рублей, а центральноазиатский кинопрокат без «Казахфильма» и вовсе невозможен — за него отвечает киностудия им. Шакена Айманова.

Для автора, выросшего в украинской культурной реальности, казахстанский кинематограф стал настоящим открытием. Знакомство с современным казахстанским кино началось в 2013 году с фильма «Шал» и быстро превратилось во взаимную любовь: автор жадно поглощал фильм за фильмом — «Шал, «Невестка», «Студент», «Нежданная любовь»,— а казахстанское кино радовало меня и задевало какие-то глубинные струны в душе.

В отличие от голливудского кинематографа, где сильной стороной являются спецэффекты при сценарной немощности, кинематограф РК словно является продолжателем традиций киноиндустрии СССР: отличная режиссура, добротные сценарии с отсылками к истории как СССР, так и Казахстана, хорошая игра актёров и радующий слух саундрек. И всё это смешивается с некой трудноописуемыми этническими нотами, добавляющими в фильмы нечто уникальное и неподражаемое.

В целом же, казахстанский кинематограф является прекрасным примером того, как киностудия «Казахфильм» и плеяда талантливых режиссёров при государственной поддержке могут не только выжить в суровой экономической реальности, но и снимать действительно качественное и душевное кино.

Поэтому награждение главы Минкультуры и спорта РК Арыстанбека Мухамедиулы званием «Человек года-2016» за вклад в создание «Панфиловцев» по версии русского биографического института является признанием заслуг не только за своевременную и столь необходимую поддержку в съёмках народного кино, но и за вклад в развитие культуры и кинематографа в целом.

***

Надеюсь, «28 панфиловцев» как знаковый российско-казахстанский кинопроект станет новой страницей в постсоветском кинематографе и поможет не только открытию новых, как актёрских, так и режиссёрских талантов, но и внесёт свой вклад в формирование нового образа истории Великой Отечественной и патриотическое воспитание молодёжи.

Подвиг наших великих предков должен жить в сердцах их потомков. И кино — лучший способ с помощью которого в сердца зрителей можно посадить зерно любви к своему народу и родной земле, а в умы — чёткое осознание различий между добром и злом.

Это первый   масштабный фильм с участием Казахстана, и я уверен, что это созидательный шаг будет иметь продолжение.

Иван Лизан, специально для News Front
Иван Лизан