Очень, как всегда, дерзко и неглупо. Лимонов даёт интервью полякам.

У меня был один приятель-националист, который говорил вслух: «Если вы более полугода подряд не согласны с Лимоновым, с вами что-то не в порядке».

Сейчас он постоянно не согласен с Лимоновым, выбрав себе егорку в поводыри, но что уж тут попишешь.

Польский Львов
Польский Львов

Итак, цитата. (Лимонов разводит собеседников, геополитические шахматы).

— «Как, по вашему мнению, должны выглядеть польско-российские отношения?»

Я думаю, что членство в ЕС уже ничего Польше не дает и дать не может. От ЕС самое большее, что вы получите – это толпы мигрантов. Между тем, сближение с Россией поможет в возвращении польских территорий, которые в 1939 году были включены в состав Советского Союза после пакта Молотов-Риббентроп, а затем присвоены Украиной.

Исторически сложилось так, что Польша и Россия, мягко говоря, не любят друг друга, а иногда даже ненавидят. Тем не менее, только вместе мы сможем отобрать у украинского империализма свои территории, Россия – русскоязычные территории, Польша – свой Львов и четыре области, на самом деле очень большие территории. Например, Станиславское воеводство (Ивано-Франковская область – прим) и другие. В конце концов, место рождения вашей национальной героини Марины Мнишек находится сегодня на Украине (в Львовской области – прим).

Необходима прагматическая трансформация наших отношений. Польша и Россия нуждаются друг в друге, хотя бы для того, чтобы решить украинский вопрос. Украина сохранит за собой право на своих девять областей, это будет среднего размера европейское государство с двадцатью миллионами жителей, столицей в Киеве и отсутствием доступа к морю. Пусть так и будет.

«- В таком случае, какое будущее ждет в дальнейшем так называемые страны Балтии? Некоторые могли бы сказать, что, например, Литовская Республика в сфере своей этнической политики уже давно перешла определенные границы…»

— На самом деле, роль стран Балтии очень переоценена. Эстония, Латвия и Литва по размеру меньше, чем в среднем области в России (и у нас их 86), а по европейским меркам они значат немного больше, чем Монако, и должны рассматриваться в той же категории, что Люксембург и Андорра. Значимость стран Балтии в международных отношениях возникает из-за их соседства с Россией. Близость к России – это то, чем они играют, шантажируя Запад своей географией. Они торгуют своими антироссийскими позициями, и им удалось заразить ЕС своей антироссийской истерией.

Кстати, не все прибалтийские государства являются одинаковыми. Литва исторически была частью Польши. Вильнюс как-то напоминает мне Вильно, или, может быть, я ошибаюсь? Нет, я не ошибаюсь. А Клайпеда, внушительных размеров порт, была присоединена к Литовской ССР после телефонного звонка Сталина. Над вопросом о статусе Клайпеды работал в начале 2000-х г-н Рогозин.

Если прибалты любят мыть скандинавам посуду – пусть моют. Россия должна обеспечить в этих странах равные права для русского меньшинства, и тогда там к власти придут правительства дружественные к России. Территории прибалтийских государств нам не нужны. Со временем прибалты успокоятся и превратят свои страны в туристические республики, такие с открытками и голубями на рынке.

«- Русский этнический национализм (этнонационализм) имеет временами отчетливую антигосударственную направленность, бьющую по территориальной целостности России и геополитически идущую рука об руку с либералами. Какой национализм вы бы предложили России в XXI веке?»

— Я не считаю себя националистом, а мы скорее называем себя империалистами, потому что в состав России входит множество народов, в связи с чем, мы не можем позволить себе национализм. Современный, московский национализм – это сепаратизм, который ведет к прошлому, к государству размеров Московского княжества.

Нет ничего удивительного в том, что мы империалисты выступаем против империалистов Украины. Они, однако, не могут сделать чего-то совершенно аналогичного, потому что свои земли украли у СССР, в то время как мы – можем, потому что исторически нам приходилось активно завоевывать свою империю.

Захар Прилепин