62-летний французский политик Франсуа Фийон официально зарегистрирован кандидатом в президенты страны от правоцентристской партии «Республиканцы». Первый тур выборов должен пройти в конце апреля, второй — в начале мая. Согласно многочисленным опросам общественного мнения, Фийон является наиболее вероятным претендентом на пост главы республики.

Франсуа Фийон

Вся жизнь — в политике

Фийон пришел в политику, едва вступив во взрослую жизнь. В 22 года, сразу после окончания университета Париж Декарт, где изучал право, он поступил на службу помощником депутата от родного департамента Сарта, а шесть лет спустя сам был избран депутатом парламента страны. В 32 года стал председателем Комиссии по обороне Национальной Ассамблеи, а в 39 получил свой первый министерский портфель, возглавив ведомство высшего образования и исследований в правительстве Эдуара Балладюра в период президентства Франсуа Миттерана.

Потом были другие должности в правительстве, партийные посты в голлистском «Объединении в поддержку республики» — одной из тех партий, из которых впоследствии и возникли «Республиканцы». В 2007 году он возглавил избирательную кампанию лидера «Объединения» Николя Саркози, который, став президентом, в том же году назначил Фийона главой правительства.

Франсуа Фийон занимал этот пост пять лет, став вторым по продолжительности пребывания в должности из премьер-министров Пятой республики — после Жоржа Помпиду. И единственным, кому удалось оставаться в должности премьера на протяжении полного президентского срока.

После того, как в 2012-м году президентские выборы выиграл социалист Франсуа Олланд, Фийон подал в отставку с поста премьера, и в том же году был избран депутатом Национальной Ассамблеи от Парижа.

Осенью 2016-го он принял участие в праймериз партии «Республиканцы» к предстоящим на следующий год президентским выборам. Бóльшую часть кампании он стабильно занимал в опросах третье место, уступая фавориту партийной гонки Алену Жюппе и Николя Саркози. Но в первом туре предварительных выборов одержал сенсационную победу, набрав 44,1% голосов, тогда как Жюппе занял вторую строчку с 28,6%, а Саркози остался за бортом, набрав лишь 20,7%. Во втором туре праймериз Фийон со значительным отрывом обошел Жюппе, получив более 66% голосов, и стал кандидатом в президенты от правоцентристов.

Консерватор и либерал

Франсуа Фийона называют консерватором в социальной политике и либерал-реформатором в экономике. Он настаивает на том, что для обеспечения национального единства Франции необходимо кардинально изменить миграционную политику, установив над мигрантами жесткий контроль и сведя их число до минимума.

В своей предвыборной программе он заявляет, что намерен в пятилетний срок сократить 6,5-миллионную армию госслужащих на полмиллиона человек и уже в 2017 году перейти к 39-часовой рабочей неделе без повышения зарплаты. По его мнению, страна переживает кризис, и каждый должен приложить усилия для выхода из ситуации. Он призывает к увеличению НДС с 20% до 22% и к сокращению государственных расходов на 110 миллионов евро.

Являясь убежденным голлистом (продолжателем политики основателя и первого президента Пятой республики генерала Шарля де Голля), Фийон настаивает на том, что Франция должна проводить собственную независимую внешнеполитическую линию. Так, в сирийском вопросе он выступает за восстановление контактов с президентом САР Башаром Асадом ради победы над «Исламским государством» (ИГ, запрещена в РФ).

«Что касается западной дипломатии в целом и французской, в частности, то она упорно отказывалась даже от самой мысли разговаривать с Башаром Асадом, и тем самым поставила себя вне поиска путей сирийского урегулирования», — заявил он в одном из своих интервью.

В борьбе с терроризмом он настаивает на необходимости создания единой международной коалиции с Россией, полагая, что «в то время, как Запад наблюдает со стороны за тем, как разворачиваются события, Россия, Иран и Турция занимаются разрешением сирийского вопроса без нас». Такая ситуация, по мнению Фийона, является для западной дипломатии «катастрофой».

Однако после того, как Асад приветствовал его позиции по Сирии, Фийон резко ответил ему, назвав «диктатором», «манипулятором» и «интриганом» и подчеркнул, что в будущем не видит «диктатора с кровавым прошлым» во главе арабской республики.

Не ставя под сомнение необходимость стратегического союза с США, он называет французскую политику по отношению к России «абсурдной» и «провальной», постоянно призывает к отмене антироссийских санкций и голосует против них, а также возлагает ответственность за срыв минских соглашений на украинское руководство.

Из-за этой его позиции, из-за дружеских отношений с президентом Владимиром Путиным, регулярных посещений Санкт-Петербургского экономического форума и международных конференций в России Франсуа Фийона на Западе называют «пророссийским политиком». Что, как показывают последние события, не делает его менее популярным во Франции.

Опыт и респектабельность

Франсуа Фийон является, прежде всего, реалистичным политиком, утверждает директор Института международных исследований МГИМО (У) МИД России Александр Орлов. Богатая политическая биография Фийона свидетельствует об огромном опыте, накопленном в работе с разными политическими силами — как с консерваторами-голлистами, так и с политиками левого спектра.

«Я вижу его как реалистичного политика, способного посмотреть на мир поверх каких-либо идеологических догм. Хотя, естественно, ему придется учитывать и то, что происходит в мире, и то, что произошло во Франции за годы правления Олланда, который серьезно переформатировал страну. Это нелегкое бремя, но обстоятельность и взвешенность, присущие Фийону, дают надежду на то, что он справится с ним», — убежден Александр Орлов.

«Фийон очень давно в политике и в международной политике тоже. О нем во Франции говорят как о человеке, способном проявлять принципиальность, оставаясь при этом приемлемой фигурой для различных, порой противоположных политических лагерей. Его принципиальность конструктивна. Это качество отличает его от большинства других политиков, чьи границы позволяют им встраиваться в тот или иной политический истэблишмент, но у Фийона границы намного шире, причем, искусно играя «на других полях», он неизменно остается собой», — говорит заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрий Данилов.

От своего партийного единомышленника Николя Саркози Франсуа Фийон отличается большей сдержанностью и прагматизмом — он более расчетлив и склонен к формированию приемлемых компромиссов, утверждает Данилов.

«Саркози был гиперактивным президентом, старался своей активностью компенсировать некий упадок Франции, и иногда это приносило позитивные плоды — например, когда в 2008-м году он примчался улаживать грузинско-российский конфликт. Однако его постоянное мелькание на телеэкране в самых разных точках земного шара порой производило впечатление суеты и у многих вызывало раздражение. Кроме того, он ухитрился превратить свою личную жизнь в некий общенациональный сериал, что также очень сильно отяготило его образ. Солидный, консервативный, респектабельный Фийон, хотя и представляет тот же политический лагерь, что и Саркози, но значительно выигрывает на его фоне», — говорит председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов.

Лицом к России

Самый негативный багаж, который может достаться Фийону в наследство от Олланда — это испорченные отношения с Россией, которые ему придется восстанавливать, и которые он, став президентом, непременно постарается восстановить, убежден Александр Орлов.

«Пророссийскость» Франсуа Фийона Федор Лукьянов считает искусственно навешенным на него ярлыком, имеющим мало общего с действительностью.

«Западный либеральный истэблишмент, что в США, что в Европе, видит в России и в Путине антитезу себе. Как олицетворение всего того, что он не приемлет, боится, ненавидит. И потому всех тех, кто приходят с лозунгами, сильно отличающимися от лозунгов этого лагеря, сразу записывают в «путинисты» — по принципу «враждебное — значит, российское». На наших глазах это произошло с Дональдом Трампом, который, на самом деле, выражает гораздо более традиционные для Америки политические взгляды, чем те, что проповедуют нынешние глобалисты. Точно так же это происходит и с Фийоном», — убежден Лукьянов.

«Я хорошо помню выступление Франсуа Фийона на одной крупной международной конференции в Москве в 2012 году. Он действительно высказывался с позиций, более трезво, чем у его западных коллег, оценивающих российские политические интересы. Заняв официальный пост, он вряд ли изменит свои взгляды и главные установки, в том числе, и в отношении России, но объективно будет вынужден проявлять бóльшую сдержанность и стремиться к выработке компромиссных политических платформ как внутри страны, так и во внешней среде», — говорит Дмитрий Данилов.

Владимир Ардаев, РИА