Молодой московский журналист Владимир Роменский в кадре – а как еще? – объявляет, что в знак протеста против отключения телеканала «Дождь» на территории Украины отключает свой украинский чуб со своей головы. Сбоку в кадре появляется старый, но не менее задиристый московский журналист Павел Лобков и на наших глазах отчекрыживает у борца оселедець-лайт.

Акция, безусловно, не такого зубодробительного мужества как прибивание яичек к мостовой, запихивание мороженой курицы в вагину и поджигание дверей ФСБ, но тоже художественное высказывание. Тем более что в тоталитарном Мордоре, как мы знаем, и такой масенький протестик может закончиться помещением смельчаков в кутузки на пожизненное.

Короче, недовольны российские либеральные журналисты притеснениями свободы слова на Украине и полностью в нашем любимом формате спрашивают – а нас за что?!

Дождь

Напоминать вам, что оппозиционный канал «Дождь» был выпилен из украинского эфира по решению Нацсовета по ТВ и радиовещанию, наверняка не нужно – ибо злорадный, с одной стороны, и потрясенный, с другой, стон мы слышим отовсюду. Тут и рад бы не знать, но интернет полнехонек причитаниями.

Рассмотрим же реакции украинских либералов, украинских патриотов (частично пересекающиеся, но по большей части ненавидящие друг друга множества), а также российских либералов. Все деления, разумеется, условны, потому что фрики понамешаны в кастрюле так, что иногда фиг разберешь, кто перед нами.

Часть украинских либералов, конечно, удручена. Некоторые даже тихо взрыдывают, упоминая какие-то там европейские ценности, какие-то нервные реакции наших западных партнеров, пугаются возможных осуждений со стороны мирового сообщества, которому мы, однако, давно похрен чуть менее чем на 100%. Таковых меньшинство. На них посматривают с подозрением, обвиняют в неполном патриотизме и склонности подмахивать агрессору и оккупанту. Эпический прокол настигает даже невероятно гибкого Владимира Фесенко, способного в полете легко почесать левой ухо правой ногой не только себе, но и соседу. Пан политолог сдуру называет отключение канала чиновничьим произволом, а ведь так долго и старательно лепил образ бескомпромиссного патриота.

За низким удельным весом плакальщиков по Дождю среди украинских потребителей продукта остальной рассказ о них прекращаю. Потому что в сетях преобладает звытяжный визг в связи с наконец-то поверженным врагом, который долго строил из себя ягненка, накинув на волчий хребет овечью шкуру.

Народец ликует по поводу отключения канала, который последние три года из кожи вон лез, чтобы понравиться украинским побратимам, щедро обласкивал каждое движение нацистов, заискивал и нахваливал, в упор не замечая ни босяцкого разгула психопатов, садистов, мародеров и насильников в городах и весях, ни глубокой коррумпированности украинской власти, ни множества тупейших фриков в украинском политикуме. Дождю достаточно было того, что украинские русофобы, как выяснилось, старшие побратимы российских русофобов, горячо вместе с ними ненавидят Россию.

Однако если ты внезапно решил задружиться с невоспитанной бойцовской собакой или хуже того – гиеной, то нужно всегда помнить, что это – временно. Один твой неудачный шаг, одно неловкое движение, и вчерашний питомец/товарищ/побратим будет рвать тебя на куски, возбуждаясь на кровавые ошметки.

Что же предъявил Нацсовет телеканалу, с журналистами которого совсем еще недавно едва ли не взасос целовались лидеры украинского общественного мнения, почитая единственным (вкупе с Эхом Москвы) рупором вменяемых русских?

А вот что. Телеканал спекся на теме Крыма. Председатель Нацсовета по телерадиовещанию Юрий Артеменко так прямо и указывает: «Главным для меня непосредственно стал именно вопрос Крыма. Как на меня, это принципиальный вопрос. Втягивать в сознание наших людей, в уши то, что «забудьте Крым», что он якобы «российский» — это сознательная или нет политика канала». Можно забить на традиционное фирменное косноязычие чиновника, которое после Майдана стало отличительным знаком «свой-чужой», ведь суть ясна.

В эфире канала то и дело разворачивались дискуссии на тему – что нам дальше делать с Крымом — а это совершенно неприемлемо для украинцев.

И мы плевать хотели на всякие стенания хоть российского МИДа, хоть правозащитников, хоть нервных европейцев, добавляет Артеменко.

Пикантно, что в эти же дни мне попались воспоминания бывших рядовых украинских пограничников, которые рассказали о наваливших полные памперсы командирах – мол, те боялись не то что оказать сопротивление вежливым людям, но даже косо глянуть в сторону оружейного арсенала. Крым был преподнесен на блюдечке с голубой каемочкой, поэтому так сложно сейчас писать героическую историю сопротивления морекопателей угрофинской орде в 2014-ом. Предлагается по умолчанию считать, что сопротивление было, так к чему тут хамские дискуссии, да еще в эфире канала, недавно почитавшегося проукраинским по самую маковку?

В общем, со всех сторон мы слышим одобрямс, а тем, кто высказывает неуместные сомнения, тут же дается железная отповедь. Образчиком таковой можно считать художественно-политическое высказывание нашего общего любимца Березовца, эталонного мыслителя и просто упыря. Березовец характеризует русских как хищных, подлых и бесчеловечных врагов и подчеркивает: «Я хочу видеть Россию только через прицел, независимо от того это прицел информационный или автоматный».

Через информационный, мася, каждый умеет, а вот насчет автоматного имеются вопросы. Будучи человеком несомненного призывного возраста, горячим патриотом и истерически-задиристым шутом, Березовец мог бы лично посетить окопы, чтобы не словом, а делом доказать, как сильно он любит прицелы. И раз уж он считает, что в Донбассе воюют русские, так вот же случай их наказать. Увы, наш герой предпочитает откладывать кирпичи в соцсетях и разбрасывать навоз как машущая хвостом корова. Тарас предлагает желающим заплатить Дождю за подписку и уже тогда смотреть, не забывая о том, в какую страну пойдут эти деньги. Напомним, это говорит одна из наиболее одиозных порошенковских шестерок, не понимая даже, что мгновенно возникает аллюзия на его хозяина, липецкого шоколатье.

С другой стороны, не коммерческая ли это идея Дождя, промоутером которой наняли Нацсовет и шавок вроде Тараски? Дождь постоянно куксится на финансовые проблемы, так вот не для привлечения ли новых украинских подписчиков рассчитан этот пиар? За долю малую, га?

Эта версия, несомненно, заслуживает рассмотрения – любовь Березовца и прочих порохоботов к денежным знакам общеизвестна, а позы и дивайсы для этой любви могут быть самыми разными.

В среде российских либералов реакцию на закрытие вещания канала на территории Украины можно охарактеризовать как затейливую смесь разочарования, кокетства, самолюбования, смущения и упреков – всего того что можно назвать охренением, чтобы не усугублять использование обсценной лексики.

Гуру либеральной журналистики Венедиктов краток и неполжив: «Украинское правительство, запретив трансляцию негосударственного канала «Дождь», выглядит мелким, провинциальным и капризным. Власть на Украине такими методами пытается быть похожей на российскую власть, которая тоже прибегает к запретам неугодных иностранных СМИ и неугодных иностранных журналистов»

Ну, прекратите, гуру. Хорош включать дурочку. Украинское правительство выглядит не просто мелким, провинциальным и капризным, оно еще тупое, коррумпированное и рукожопое, причем, не с момента закрытия крикливой лавчонки вроде Дождя, а уже минимум три года. Если же мы на спор озаботимся списками закрытых СМИ в России и на Украине, то вам, пан Венедиктов, придется сожрать собственную прическу, ведь шляпу вы не носите.

На Украине закрыты все российские каналы, включая детские спортивные и научные, многократно подвергались разгрому и поджогам редакции газет и телеканалов, блокировались сайты по доносам патриотов в СБУ. Наконец, на Украине действует, несмотря на все жеманные стенания правозащитников, сайт Миротворец, на котором размещены и продолжают размещаться личные данные журналистов – как отечественных, так и иностранных. Сегодня о готовящихся провокациях заявляет издания «Вести» и «Страна». Активисты-зиговальщики – есть такая профессия, Венедиктов, на демократической Украине — призывают снова громить телеканал Интер, журналисты которого от патриотической натуги каждый день рвут себе штаны, но все еще недостаточно конгруэнтны Цеевропе. Буквально сегодня стало известно, что лишен лицензии канал UBR, а ведь как лоялен был, ммм. Я даже не упоминаю об убитых или избитых российских коллегах Венедиктова, которые ему, впрочем, не светолицы и не рукопожатны.

И вот внезапно сраный веник пан Венедиктов обнаруживает, что демократическая Украина совершает эпик фейл, становясь какроссией.

Всем этим нежным укоряльщикам дает прямой ответ Константин Фрик Боровой, душеприказчик и прямой преемник воительницы Новодворской. Плевать он хотел на квазидемократические кривляния дождевиков. Ибо все русские как один виноваты перед великой демократической державой. «Украина – свободное, независимое государство… Украина не только вправе защититься в равной степени и от 100% людоедства и человеконенавистничества, но и от его 86% хитровыделанной модификации.

И это не только право Украины, но и обязанность государства защитить своих граждан от современного оружия гибридной войны.

Остается только надеяться, что за мудрыми шагами Украины последуют и другие европейские страны, а также США».

Ему вторят представители других столько же уважаемых демократий вроде поляка Лукаша Адамского, вице-директора Центра Российско-Польского диалога (sic!). В духе диалога и взаимопонимания пан Адамский хвалит решение Украины, которая-де защищает свою Конституцию, и вменяет журналистам Дождя тот факт, что они ездят в Крым не через Украину, а летят прямо из Москвы. За это, мол, и поплатились. Хотя, казалось бы, представителю страны, не считающей героем нашего главного провидныка Бандеру и регулярно подвергающей его хуле, логично было бы не влипать в дискуссию…

В общем, в теме отметились все, включая коварнейший российский МИД, нагло указавший на притеснения свободы слова в Неньке и параллельно изящно затролливший канал, который тут же стали упрекать в том, что он – марионетка вступившегося за него Кремля.

Ну а что же вата? Вата злорадствует, грызет попкорн и наблюдает как бывшие побратимы пожирают друг друга.

Нюра Н. Берг, ИА «Антифашист»