Как высказывания украинских политиков демонстрирует снижение стандартов публичной риторики

Украинская Ичкерия

Заявление депутата Верховной рады Украины Андрея Тетерука о том, что украинская армия рано или поздно пройдет победным маршем по Красной площади, может оказаться чем угодно – безобидным шизофреническим бредом человека, действительно убежденного в осуществимости описанной им перспективы или злокозненным троллингом, цель которого спровоцировать россиян на неадекватную реакцию. Одно только следует понимать совершенно отчетливо: сама стилистика речевого поведения украинских политиков демонстрирует фантастическое снижение стандартов любого публичного действия.

Еще во времена Майдана, когда протестующие, в попытке поднять власть на смех, начали украшать свои головы кастрюлями, стало очевидным, что безумие майданного карнавала, которое наряду с насилием стало использовать в борьбе с ненавистным режимом и все самые примитивные формы комического, может рано или поздно превратиться в бунт против понятия и сущности политического вообще. Собственно, именно это и произошло.

Когда другой депутат той же рады на своей странице в “Фейсбуке” обещает съесть ведро дерьма, если Крым не вернется в состав Украины до 2017 года – это демонстрация торжества телесного низа, теснящего, а то и вовсе уже опрокинувшего этику, накладывающую ограничения на публичное упоминание официальным лицом некоторых физиологических аксессуаров. А изящная челобитная про ведро рождает целый веер ассоциаций, предположений и догадок: от акцента на самом процессе производства искомого продукта до нехорошего предчувствия, что депутату ничто человеческое не чуждо, и он впрямь готов попробовать упомянутую им субстанцию на вкус, если уже не имеет такого опыта.

За три года украинской политике удалось пройти путь опрощения от осторожных попыток дискредитации и разрушения общепринятых норм публичного поведения до буйства тотальной идиотии в том же публичном пространстве. И нынешняя фаза – отнюдь не финальная, поскольку далеко не вся палитра физиологических отправлений задействована украинскими политиками для того, чтобы привлечь внимание аудитории. Есть еще откуда черпать сущности и детали.

Собственно, к этому ряду пронзительно, кристально идиотических всполохов навечно угасшего сознания украинского политикума следует отнести и заявление Андрея Тетерука о параде победы ВСУ на Красной площади. Причем идиотом депутат выступает в любом случае – и если это троллинг, и уж тем более если он все это имеет в виду всерьез. В качестве дразнилки, рассчитанной на то, чтобы вызвать испуг или хотя бы раздражение у россиян, его блистательная эскапада малофункциональна.

Поскольку кто же в России, находясь в здравом уме и твердой памяти, способен даже на секунду представить себе, что плохо вооруженная, малобюджетная украинская армия, которая не в состоянии управиться даже с сепаратистами Донбасса, может составить конкуренцию высокотехнологичным российским вооруженным силам, мощь которых после их участия в сирийской операции не оспаривается ведущими западными странами.

Но нет, я совершенно точно знаю, что Тетерук не шутит, не дразнится, а фундаментально и несуетно уверен в исполнимости нарисованной им перспективы. В течение последних примерно полутора лет необычайную популярность на Украине приобрел миф о том, что во время боевых действий на Донбассе, украинское воинство обрело неслыханную боеспособность. Один из высших чиновников Украины недавно прямо объявил ВСУ самой сильной армией Европы.

Нечто похожее мне уже приходилось в свое время наблюдать в Чечне после хасав-юртовских соглашений, когда в ту пору еще Чеченская республика Ичкерия и Россия договорились о выводе российских войск из Чечни. Ичкерийцы, моментально впавшие в слабоумие в связи с неожиданным финалом боевых действий, посчитали, что они одержали военную, а не политическую победу. Это явилось источником не прекращавшегося вплоть до начала второй чеченской войны психоза, который я назвал бы синдромом победителей. Бригадные генералы и полевые командиры всех бандитских сортов говорили о победных маршах чеченских орд (до армии у них дело так и не дошло) в Иерусалиме, Москве, да вообще где угодно – хоть на Марсе.

Пресс-секретарь Масхадова в бытность последнего президентом рассказывал мне, как к его шефу заявился Хоттаб и едва ли не со слезами на глазах умолял его не выпускать российские войска из Чечни, поскольку именно в республике можно будет раз и навсегда сломать хребет российскому Медведю. Хоттабу, человеку без образования, арабскому недорослю и отморозку, который ни разу не был в России, не представлял себе ни ее просторов, ни истинной мощи ее вооруженных сил, такое было простительно. Но как сами чеченцы, служившие в Советской армии, могли поверить в несокрушимость своей криминальной “Зарницы”, мне понять довольно сложно.

Синдром победителей дорого обошелся чеченскому народу. Авантюристы Хоттаб и Басаев, организовав поход в Дагестан с целью спровоцировать новую войну, в которой они вновь намеревались одержать победу, втянули республику в новую кровавую мясорубку.

Аналогичными мифами сегодня продуцируется непрекращающееся брожение умов в одновременно и комичной, и становящейся все более непригодной для выживания нормальных людей политике. Если учитывать размеры Украины и ее все еще значительные военные и технические ресурсы, последствия ложных побед, представлениями о которых живет зъихавший с глузду киевский политический класс, могут оказаться куда страшнее и масштабнее, нежели те бедствия, которые обрушились на чеченцев после дагестанского рейда потерявших представление о реальности идиотов.

Андрей Бабицкий, Life.ru