Основная идея статьи В. Пинчука в WSJ заключалась в необходимости для Украины отказаться от европейского направления, выбросить из головы такие недостижимые цели как вступление в ЕС и в НАТО. И как следствие этих рекомендаций Украина «должна на время» (читай – «навсегда») забыть про Крым и наладить отношения с Россией: политические, торговые и согласиться на автономию Донбасса. В сущности Пинчук констатирует, что последние годы Украины проводила нереальную, оторванную от действительности, политику.

Украина: куда ни кинь, всюду клин

Положа руку на сердце, Пинчук, конечно, прав, какие бы цели он не преследовал своей статьей. Прав в том смысле что последние годы окончательно продемонстрировали тот факт что украинское общество абсолютно не в состоянии трансформировать свою власть и себя саму в направлении европейских ценностей и разрыв по уровню жизни и по уровню политической культуры между европейскими странами и Украиной стал уже непреодолимыми даже на горизонте в 50 лет. Это стало очевидным уже всем мыслящим.

По самым скромным подсчетам для выполнения условий Соглашения об ассоциации Украине уже необходимы 120-150 млрд долл потому что инфраструктура просто разваливается на глазах ( сотни километров дорог просто исчезают ежемесячно). Тем более этот разрыв этот невозможно ни то что преодолеть, но даже просто уменьшить в условиях жесткого противостояния с Россией потому что в Украину практически никто сейчас не инвестирует и инвестировать не будет. Это означает что деградация экономики будет продолжаться и в течении 3-4 лет неизбежно наступить состояние failed state, т.е. неспособность государства выполнять свои функции. Это повлечет за собой анархию, разгул преступности, сращивание судов, полиции и прокуратуры с мафией, особенно в регионах, нищету и т.д.

Или что еще хуже, правящая элита в поисках способов удержания власти и избежания ответственности может решиться на масштабную войну с Россией. Этот безумный шаг будет означать быстрый и бесславный конец нынешнего проекта Украины. Пинчук между срок на все эти сценарии и намекает.

Проблема, однако, заключается в том что украинское общество, как всякое сословно-феодальное общество, не может жить без религиозной идеи, олицетворяющей справедливость и предстоящее счастье, будь то на земле или на небе. Сословное общество построено на неравенстве прав людей, подразумевает сословные привилегии, необходимость уплаты сословного налога низшими сословиями высшим, подчинение простых людей помещикам и феодалам. Высшие сословия имеют возможность пользоваться бюджетными средствами почти в неограниченных масштабах. Связать несправедливое сословные общество в некую единую общность может только религиозная фантастическая идея.

В средние века и в новое время на Украине такой объединяющей идеей первоначально выступало христианство, потом российская имперская идея «Москва — Третий Рим». После победы большевиков идея небесного рая была заменена на секулярную религию — коммунизм, который обещал всем тот же рай, но уже на земле. Н. Хрущев договорился до того что обещал отмену денег и « каждому по потребностям» уже к 80-м годам прошлого века. Большинство верило и ждало, пока сумасшедшего старика не упекли под домашний арест.

После распада коммунистической империи Украина некоторое время пребывала в растерянности. Затем ушлая коммунистическая номенклатура, захватившая власть во главе с Кравчуком быстро нашла замену коммунистического рая — раем европейским. Наспех смолотили новую мифологию о том что украинский народ всегда входил в дружную семью европейских народов и что этот народ был завоеван московскими татарами и вот теперь, спустя 350 лет, он возвращается в свою альма-матерь, которая ждет не дождется своего блудного сына.

Описание европейской прародины для изумленного украинца подавалось в виде, мало чем отличающемся от описания коммунистического рая. Учитывая что 20-25 млн украинцев так или иначе ведут подсобное хозяйство и 70 % вообще не имеют загранпаспорта, то европейская ойкумена воспринималась ими как то же самое подсобное хозяйство, только свиней и курей побольше, и пенсия не 50 евро, а по 500, как Кролик обещал. Разумеется, народ четырьмя руками был «за» такой еврокоммунизм — наши тупоголовые социологи любили рапортовать о постоянном повышении числа желающих жить в Европе.

Идея движения в Европу по своей технологичности ничем не отличалась от идеи движения к коммунизму.

Эта идея, как и христианство, как и идея создания империи, как и идея построения коммунизма позволяет власти в условиях жесткой сословной несправедливости поддерживать в народе чувство осмысленности его существования, наличия конечной цели страданий, обоснование терпимости во имя светлого будущего и наделяла власть некой сакральностью, как силы, ведущей в евроэдем. Причем народу даже давали иллюзию что он сам эту направляющую силу может и избрать. Не нравиться эта власть, плохо она ведет в Европу — выбирай себе другую!

Проблема, однако, заключается в том что, если украинское общество лишить идеи движения к еврокоммунизму, как предлагает Пинчук, то оно сразу же рассыпается, потому что других религиозных мобилизующих идей пока нет. В этом случае украинское общество теряет внутренний смысл своего существования, непонятно ради чего страдать, ради чего терпеть несправедливость, неравенство, бедность и т.д.

Западные общества могут и живут без религиозных идей потому что у них реализованы демократические принципы, достигнуто юридическое равенство всех перед законом . Это дает возможность сосредоточиться просто на идее обогащения в условиях равных возможностей для занятия бизнесом для всех. Равенство возможностей и отсутствие сословных привилегий — это принципиально для отказа от религиозных и сакральные объединяющий идей.

Украина, как общество, не может сосредоточиться на простых идеях обогащения, которые могут объединить общество, так как в Украине обогащаться могут только высшие сословия и потому вынуждена прибегать к химерам религиозных идей. Поэтому отказ от движения к евроедему будет для Украины автоматически означать:

— либо движение в направлении российской имперской идеи. В этом случае на западе Украины начнется жуткий сепаратизм, покруче чем на Донбассе;

— либо замену европейской идеи на пещерный национализм, замешанный на бендеровщине и других « славных традициях». В этом случае восток Украины будет стремительно дрейфовать в сторону России, и зона АТО быстро будет расширяться.

И то и другое будет означать быстрый распад Украины.

Куда ни кинь, всюду клин. Так был ли прав Пинчук?

Головачев Андрей