С началом перестройки разрушенные православные храмы восстанавливали (и физически, и в смысле формирования приходов) бывшие советские интеллигенты и их повзрослевшие дети.

Становой хребет Русской Православной Церкви

Эти дети стали кто барыгами, кто чиновниками, кто бандитами.

Последнее советское поколение сегодня — это становой хребет Русской Православной Церкви.

Это те самые «новые русские», которые, если было нужно кормить семью, шли работать таксистами, а если возникала серьезная проблема — часто решали ее с помощью бейсбольной биты.

Они — православные неофиты. Яростные, ревностные и упертые в своей правоте.

Эти люди не склонны к излишней рефлексии. Они ни разу не толстовцы. Они привыкли добиваться своего во что бы то ни стало.

Поэтому, вполне закономерно, что Исакиевский собор в Санкт-Петербурге был передан Русской Православной Церкви.

Профессиональные несогласные, которые опасаются вступать в открытое противостояние с режимом, отчего-то полагают, что РПЦ — это слабое звено, которое можно безопасно атаковать.

Это опасное заблуждение…

Если надо будет сокрушить пару либеральных челюстей неумеренно выплевывающих хулу на Веру, нет никаких сомнений, что их сокрушат. Потому что, в любом церковном приходе кроме бабулек божьих одуванчиков в избытке есть бородатые мужики со здоровенными кулаками и специфическим жизненным опытом, которым они до сих охотно делятся со всяким желающим.

Сергей Лелека