Через два месяца с небольшим, 15 марта в Нидерландах пройдут парламентские выборы, точнее выборы нижней палаты, которая и формирует правительство страны. Между тем соглашение об ассоциации Украины с ЕС остается нератифицированным этой страной, а значит и в целом не вступившим в силу.

Премьер Марк Рютте декларирует поддержку этого документа, а в середине декабря совет глав государств ЕС по инициативе Гааги попробовал снять беспокойство голландских избирателей, голосовавших на апрельском референдуме против ассоциации. Так, ЕС утвердил юридически обязывающее толкование ряда положений документа, которое объективно не меняет его суть, но является унизительным для Киева как по содержанию (подчеркнуто отсутствие европейской перспективы Украины и т.д.), так и по форме (двусторонний документ официально истолкован в одностороннем порядке). Предполагалось, что это решение откроет путь к быстрому рассмотрению парламентом вопроса ратификации, но этого не случилось.

Так, еще за неделю до нового года заместитель министра иностранных дел Украины Елена Зеркаль сообщила, что Рютте «будет вносить в Сенат предложения по поддержке решения о ратификации уже после выборов, после 15 марта, поскольку этот вопрос довольно политизирован».

А когда вопрос будет рассмотрен нижней палатой Зеркаль не сказала, и в голландской прессе, об этом также пока не пишут. А ведь формально голоса для ратификации там есть. У одной правящей коалиции (Народная партия за свободу и демократию и Партия труда) —77 мандатов из 150. Кроме того, дебаты, прошедшие уже после решения совета ЕС, показали, что документ поддерживают и Демократы-66(Д66), и Зелено-левые (GroenLinks). В сумме — это 93 голоса, к тому же не исключено еще несколько голосов от мелких партий, то есть итог голосования позволил бы Рютте говорить о квалифицированном большинстве, что для него принципиально важно.

Что же касается сената — а он формируется провинциальными парламентами на основании результатов местных выборов — то там у правящей коалиции лишь 21 мандат из 75, а Д66 и Зелено-левые имеют еще 14. Большинство получится, если документ поддержит хотя бы четверть фракции партии Христианско-демократический призыв (ХДП). Такой вариант возможен, ибо хотя ее лидер Сибранд Бума выступает против документа, но с ним не согласен ряд влиятельных политиков этой партии, в частности бывший генсек НАТО Яап де Хооп Схеффер, а сенаторы меньше связаны партийной дисциплиной, чем депутаты. А в электорате ХДП, согласно исследованию службы Peil, проведенному уже после принятия ЕС оговорок к соглашению, половина избирателей выступает за ратификацию, а 35% — против.

Что же касается партий правящей коалиции и их двух главных союзников в украинском вопросе, то, согласно тому же исследованию, порядка трех четвертей их избирателей поддерживает ратификацию, а против — меньше 15%.Тем не менее, правительство не решается форсировать этот вопрос. И понятно почему.

Как составить коалицию

Все социологические исследования показывают, что у нынешней коалиции после выборов будет лишь порядка четверти мандатов, тогда как евроскептические силы, прежде всего Партия свободы Геерта Вилдерса после победы Дональда Трампа в США заметно прибавили. В итоге формат возможной коалиции стал еще непонятней.

Так, партии нынешней коалиции могут договориться с Д-66 и Христианско-демократическим призывом, но еще до американских выборов почти все соцопросы показывали, что у этих 4 партий вместе взятых не будет половины мандатов. Проевропейское правительственное большинство получалось лишь, если расширить эту коалицию либо справа, благодаря партии Христианско-демократическая уния (она, кстати, против ратификации соглашения с Украиной), либо слева, благодаря Зелено-левым. Последние, правда, никогда не входили в правительство, но теоретически их участие в коалиции выглядит возможным. Ведь, несмотря на то, что среди основателей этой силы в 1989-м была и компартия Нидерландов (тогда же самораспустившаяся). Зелено-левые в 2012-м поддержали меры жесткой экономии, предложенные правительством Рютте.

Но декабрьские и январские соцопросы показывают, что при сохранении нынешних настроений избирателей, правоцентристское проевропейское большинство будет невозможно, а из некоторых исследований вытекает, что до большинства не дотянет и пятипартийная коалиция с участием Зелено-левых. Кроме того, хотя в Голландии уже больше века существуют лишь коалиционные правительства, политические лидеры стремятся не к расширению состава их участников, а к более прочному большинству за счет сокращения числа их субъектов. Последний вариант возможен в случае создания правительства меньшинства, которое будет опираться также на голоса Партии свободы. Последней опросы дают сейчас около четверти мандатов, рекордный показатель в ее истории.

Партия свободы идейно схожа с французским Национальным фронтом, но при этом не является таким изгоем в своей стране. И вышеописанный вариант уже имел место после выборов 2010-го, когда как раз Маркус Рютте и стал впервые премьером. Еще раньше, в 2002-м, партия нынешнего премьера вместе с христианскими демократами сформировала правительство вместе антимигрантским Списком Пима Фортуйна, который правомерно считать политическим предшественником Партии свободы.

Думаю, однако, для голландского истеблишмента подобные варианты сейчас нежелательней, чем были в свое время. Во-первых, разлом между глобалистами и проеевропейцами с одной стороны и антиглобалистами и евроскептиками — с другой сейчас куда серьезней, чем раньше. Это основной конфликт внутри западного мира. Во-вторых, в обоих случаях такие альянсы с правыми популистами оказывались недолговечными и приводили к скорым досрочным выборам. Тем не менее, нельзя категорически исключать, что итогом выборов станет не объединение правых и левых проевропейцев, а альянс правых с Партией Свободы, либо, например, формальное или неформальное участие в коалиции партии пенсионеров 50ПЛЮС, которой опросы дают более десятка мандатов. Эта партия и ее избиратели также против договора об ассоциации с Украиной. При обоих вариантах коалиции нератификация этого документа может стать частью коалиционного торга.

Неопределившийся электорат против ассоциации

Однако сейчас главным для истеблишмента является избежать негативного влияния украинского вопроса на показатели своих партий. Ведь согласно тому же исследованию Peil и после решения совета ЕС 47% жителей страны выступают против ратификации, 42% — за а 11% не определились. Причем социологические данные выглядят весьма коварно.

Так, согласно опросу Peil 50% голландцев готовы поддержать 5 наиболее рейтинговых проевропейских сил (помимо партий коалиции — это Д66, ХДП и Зелено-левые). Среди этого сегмента электората 35% за ратификацию, 8,6% — против и 6,4% не определились. Тогда как три крупнейшие партии, выступающие против ассоциации с Украиной (Партия свободы, социалисты и 50ПЛЮС) имеют поддержку 38,5% избирателей (в том числе 4,5% сторонников ратификации, 27% ее противников и 7% не определившихся).

Но тогда выходит, что среди 88,5% электората будет 39,5% приверженцев договора с Украиной, 35,6% противников, и 13,4% не определившихся. Но ведь по данным Peil о 100% опрошенных следует что не определились в отношении к этому документа лишь 11%!

Расхождение в этих цифрах — результат того, что весомая часть избирателей не знает за кого голосовать, а Peil как и многие другие западные соцслужбы не сообщает их число и в официальных пресс-релизах. Но вот согласно предвыборному опросу другой фирмы I&O Research, которая дает сходные цифры о поддержке ведущих партий, не решили как голосовать 20% голландцев, причем среди более молодых поколений, где больше поддержка Партии свободы, этот показатель еще выше.

Таким образом, получается что среди не определившихся избирателей и среди сторонников слабых партий противники ассоциации с Украиной опережают сторонников в соотношении почти 5:1. Причем голоса за слабые партии на выборах также не уйдут впустую — избирательная система в стране такова, что обеспечивает представительство в парламенте всем партиям получившим свыше 0,7%.

Следовательно, муссирование вопроса об ассоциации сделает украинскую тему фактором, который будет серьезно влиять на выбор не определившихся, и влиять против истеблишмента. Значит, лучше этот вопрос пока не педалировать.

Однако отношение не определившихся к ассоциации с Украиной — это в определенной мере и индикатор евроскептицизма, поэтому вполне возможно выбор их подавляющего большинства будет все равно не в пользу традиционных партий и значит, результаты выборов окажутся для него хуже, чем сейчас предрекают соцопросы. А значит, еще труднее будет сложить коалиционный пасьянс.

А такой пасьянс для Нидерландов важнее, чем ассоциация с Украиной. И даже, если вторая палата ратифицирует соглашение до выборов, голосование в сенате все равно станет заложником коалиционных торгов. Ведь там заседают представители тех же самых партий, а значит при решении вопроса об ассоциации, их позиция будет определяться прежде всего тем, как не навредить своим коллегам при формировании правительства.

Да и премьер Рютте остается сторонником ратификации. Но его реальные действия показывают, что она для него не догма. Главное же, с одной стороны — показать Брюсселю, что он проходит свою часть пути, а с другой — не ухудшить предвыборные перспективы собственной партии. Поэтому он и держит паузу. Но эта пауза делает судьбу голландской ратификации, а значит и всего соглашения ЕС с Украиной все более непредсказуемой.

Петр Сафонов, Ukraina.ru

Метки по теме: ; ; ;