TV


Убийство российского дипломата сблизит Турцию и Россию. The Guardian, Великобритания

Громкое убийство российского дипломата в турецкой столице навеяло пугливые сравнения с убийством эрцгерцога Франца Фердинанда в 1914 году, и кое-кто уже начал строить предположения о том, что это событие может спровоцировать региональный конфликт.

 

Путин и Эрдоган

Но турецкий и российский руководители постарались незамедлительно предотвратить ущерб двусторонним отношениям. Аналитики говорят, что Реджеп Тайип Эрдоган и Владимир Путин скорее всего найдут точки соприкосновения в стремлении возложить вину за это убийство на своих предполагаемых стратегических противников.

Анкара и Кремль объявили, что встреча министров иностранных дел и обороны из России, Турции и Ирана по вопросу дальнейших действий этих союзников в Сирии пройдет в Москве в соответствии с планом.

Эрдоган призвал Путина обсудить убийство Карлова, а впоследствии заявил об обоюдном согласии двух лидеров с тем, что «наше сотрудничество и солидарность в борьбе с терроризмом должны стать еще крепче».

Турецкий комментатор Мустафа Акйол (Mustafa Akyol) сказал, что Эрдоган и Путин хотят указать пальцем на своих мнимых противников. «Обе стороны верят в западный заговор, якобы нацеленный на то, чтобы настроить их друг против друга», — заявил он.

По словам дипломатических аналитиков, у лидеров двух стран нет никаких побудительных причин для отказа от достигнутой общей договоренности по Сирии, поскольку согласно ее условиям каждая сторона может преследовать свои собственные цели в этой войне. Турция сделала так, чтобы ее вторжение на север Сирии никак не ослабило осаду Алеппо, которую ведут российские и про-асадовские силы. Между тем, многие считают, что Москва дала согласие на захват турецкими войсками северного сирийского города Аль-Баб, после чего те смогут воспрепятствовать укреплению курдского автономного округа Рожава, находящегося на южном фланге Турции.

«У России и Турции есть все стимулы для сдерживания этого кризиса. Вынужденная эвакуация из Алеппо способствует действиям русских в ходе войны, и в то же время Турция добилась молчаливого согласия России на свои действия в районе Аль-Баб, которые направлены на сдерживание курдского экспансионизма», — сказал старший научный сотрудник аналитического центра Атлантический совет Аарон Штайн (Aaron Stein).

Он добавил, что убийство посла может сделать двусторонние отношения еще более асимметричными, чем они есть сегодня. «У России всегда имелись преимущества. А это делает ее еще сильнее», — отметил Штайн.

Турция и Россия утверждают, что за убийством посла скрывается некий обширный сговор. Турецкий премьер-министр Бинали Йылдырым (Binali Yildirim) упомянул «темные силы», которые стояли за убийцей. Путин назвал убийство Карлова «провокацией», нацеленной на подрыв российско-турецких отношений. Это такое кодовое слово, обычно означающее заговор внешних врагов Москвы.

Проправительственные комментаторы в обеих странах поспешили предположить, что этими действиями управляла некая невидимая рука Запада, и тем самым подтвердили конспирологическую точку зрения Путина и Эрдогана.

Российский сенатор Франц Клинцевич заявил, что за убийством Карлова «вполне вероятно стоят представители внешней секретной службы НАТО». Другой сенатор Алексей Пушков заявил о «политический и медийной истерии», которую разжигают враги России, и сообщил в Твиттере, что «ключевой вопрос заключается в том, кто стоит за этим убийством, а следовательно, за необъявленной войной против России».

Сторонники президента Турции начали выдвигать теорию о том, что убийца поддерживал политического противника Эрдогана турецкого проповедника Фетхулаха Гюлена (Fethullah Gülen), живущего в эмиграции в США.

Турецкий президент обвинил гюленистов в июльской попытке государственного переворота, которая была направлена на его свержение. Он воспользовался этим обвинением как оправданием для арестов десятков тысяч предполагаемых сторонников Гюлена в правительстве, армии, судебной системе и прессе. Требования Турции о его экстрадиции являются главной причиной трений в двусторонних отношениях с США.

Бывший турецкий дипломат Синан Ульген (Sinan Ulgen), ныне работающий в Фонде Карнеги за международный мир, сказал, что произошедшее в Анкаре убийство не вызовет такой кризис, какой возник в ноябре 2015 года, когда Турция сбила российский самолет над границей с Сирией.

«На сей раз у сторон нет стремления к эскалации. Напротив, первые официальные заявления указывают на то, что нападение на посла было попыткой подорвать продолжающееся сближение между Анкарой и Москвой», — сказал Ульген.

«Тем не менее, заглядывая вперед, можно сказать, что Москва потребует провести тщательное расследование этого нападения, чтобы найти преступников. Пока непонятно, было ли это убийство результатом действий одиночки, или его спланировала некая организованная джихадистская ячейка, проникшая в турецкие правоохранительные органы».

Эксперт по Ближнему Востоку из Российского совета по международным делам Максим Сучков согласен с тем, что ни у Москвы, ни у Анкары нет политических стимулов для того, чтобы превращать это убийство в масштабный кризис. Он считает, что робкие сравнения с убийством эрцгерцога Франца Фердинанда вековой давности ошибочны.

«В последнее время Россия и Турция поддерживают значительные контакты на высоком военном и политическом уровне, — сказал Сучков. — Тревожные аналогии с началом Первой мировой войны присутствуют, но если Эрдоган сумеет своевременно и эффективно осуществить вместе с Путиным дипломатические усилия по предотвращению кризиса, серьезных последствий для двусторонних отношений не возникнет… Сегодня ставки для Москвы и Анкары очень высоки».

Джулиан Боргер, The Guardian, Великобритания

Перевод ИноСМИ

Новости партнеров