Зачем нам Пальмира. Денис Тукмаков

«А зачем нам эта Пальмира?» — недоумевают матерые люди. Им-то и в самом деле, пожалуй, не за чем.

Владимир Вернадский

У них — лихо прочерченные штрихи на карте раздела Сирии. У них — превышенный бюджет и ставший вдруг неудобным плацдарм. У них — «рокировочка» за победу в Алеппо, выгодно купленная ценой «всего одной имиджевой потери».

У них в кармане козырной, как им кажется, туз — фраза «Голые камни не стоят жизни русского солдата». Фраза-измена, под которую легко можно сдать Алеппо с Хмеймимом, уйти из Донбасса и с Кавказа. Фраза-пустышка, бессмысленная на этой войне, потому что «спасённый солдат» там означает «бегущий солдат» — что всегда ведёт к ещё большим жертвам.

А что же у нас, не заросших ещё цинизмом по самые брови?

Наверное, правильнее это назвать болью. Зачем нам Пальмира, с таким трудом взятая и теперь вдруг утраченная? Затем, что без Пальмиры — кошки скребут на душе.

Если от вида чёрного флага над Пальмирой у тебя не ноет сердце, если перспектива новых скорых казней в осквернённом амфитеатре оставляет тебя равнодушным, если сама фраза «Пальмира пала!» не терзает тебя тоской и неустроенностью — значит, что-то очень важное прошло мимо тебя. Что-то, чему учат в букварях.

Пальмира в лапах уродцев — это пробоина в мироздании, сквозь которую в мир вторгается хаос. Это отбитый нос у прекрасной статуи, нарушающий человеческое чувство гармонии.

Пробоину нужно заделать. Порядок вещей — восстановить. Пальмира будет освобождена, иначе зачем всё это? «Ноосфера победит», — так твердил всю войну Вернадский.

Денис Тукмаков