Итак, 29 ноября была ликвидирована северная часть котла в Алеппо. Как мы уже говорили, обрушение фронта боевиков произошло стремительно и несколько тысяч зданий было практически без боя занято сирийской армией и союзниками.

aleppo

Одновременно с этим была оперативно организована подача автобусов и осуществлён вывоз боевиков, членов их семей и сочувствующих в провинцию Идлиб. По некоторым оценкам вышло от 500 до 3000 человек. Мой опыт наблюдения за эвакуацией людей из осажденного Углегорска в феврале 2015 года, на Донбассе, говорит о том, что даже несмотря на титанические усилия и короткое плечо подвоза (около 30 километров от фронта  до Горловки) осуществить спонтанный, но организованный вывоз такого количества людей не представляется возможным. Это будет походить на бегство, с драками за места в автобусах, отпиливанием локтями слабых, незащищенных, слоёв населения. В случае с вывозом боевиков из Алеппо мы видели организованный отход.

Так же мы наблюдали своими глазами, как боевики, оставив передний край обороны покатились вглубь городской застройки, насчитывающую тысячи домов. Всем, кто видел бои в городе, очевидно, что в городе бой идёт за каждый дом, за каждый перекрёсток. В случае прорыва переднего края, противник откатывается максимум на пару домов, перебегает через двор, а не оставляет целый квартал. И уж тем более, не садиться на автобусы и полностью оставляет поле брани. Просто перестал существовать котёл в северной части Алеппо, всего за один день.

На мой взгляд, получение в руки сирийской армии практически трети города стало возможным благодаря полученным договорённостям на самом высшем уровне. Это может показаться странным и даже позорным, но надо учитывать, что только в кино или по телевизору война выглядит красивой картинкой, когда летят самолёты, бьют танки, артиллерия каждую минуту  выбрасывает в воздух тонны смертоносного металла. И вот – как в кино – противник разбит, над развалинами поднят флаг чьей-то родины. В жизни всё гораздо сложнее, только сохранённые жизни солдат полностью оправдывают подобные договорённости. Нельзя забывать и про сохранённый в целостности город, куда  достаточно быстро могут вернуться граждане. Вопрос сохранения жилой застройки Алеппо стратегически важен для Сирии, ведь это второй город по количеству населения. Беженцы из Алеппо разместились в палаточных городах по всей Сирии, в Ливане, на побережье Сирии, их разместили во временном жилище, отдав под это пустующие дачи, санатории, детские базы отдыха.

Второй аспект таких договорённостей (если они, конечно, были) – это трудности при реализации. В них были вовлечены сирийские спецслужбы, сирийская армия, необходимо было согласовать коридор и сценарий с отрядами ливанцев и иранцев, российскими советниками, ВКС. В конце концов, боевиков надо было вынудить пойти на эти условия. Точнее, вынудить тех, кто стоит за боевиками и отдаёт им приказы. Ведь контроль над Алеппо – это стратегическая победа Асада и России и колоссальный удар по репутации западных стратегов. Понятно, что такие договорённости были невозможны без замыкания котла вокруг Алеппо, без отражения попыток деблокирования запертых в котле боевиков. За этими сухими строчками скрываются кровопролитные бои, тысячи потерянных жизней, бессонные ночи сирийских и российских штабистов, организовавших прочную оборону Алеппо, сотни вылетов наших пилотов.

Если я прав с идеей договорённостей, то очень скоро мы увидим продолжение саги с разрушением обороны в южном Алеппо и быстрым исходом оттуда остатков боевиков. Жаль, что накануне бегства боевиков из Алеппо неожиданно погиб Мохамад Рафаа, командир палестинских отрядов «Лива-аль-Кудс». Палестинцы доблестно сражались во время битвы за Алеппо и проявили себя прекрасными воинами. Хотя, если имели место договорённости с боевиками, Мохамад Рафаа мог быть сильно не доволен подобным исходом.

Были договорённости или боевики растворились по случайному совпадению, но теперь виден победный исход великой битвы за Алеппо и, как непосредственное следствие, победное окончание  сирийской войны. Нам же остаётся надеяться, что в ходе торга между США и Россией разменной картой за Сирию и Алеппо не стали другие территории жизненно важных российских интересов.

Роман Сапоньков