Как это было. Как это делается. Как это наказывается. Как это будет делаться впредь

krym

Уроки лоббирования начинаются обычно с заучивания прав граждан в США обращаться к государственным структурам, а также — к законодателям. Как и в других сферах жизни, государственные и законодательные структуры обвились со временем толщей умельцев-посредников.

Одним из самых удачливых лоббистов в Вашингтоне прослыл вышедший из рядов правых республиканцев Джек Абрамофф. Ему удалось наладить рабочие отношения с сотней офисов членов Конгресса США. Он успешно выполнял как американские, так и заморские заказы. Но кончилось все для него четырьмя годами тюрьмы. Подношения чиновникам и политикам делались излишне явственно.

Кстати, Джека Абрамоффа хорошо помню по тем памятным временам, когда я работал в Вашингтоне. Он возглавлял организацию республиканских студентов и отличался скоростной политической хваткой, а также резкими правоконсервативными взглядами. Для понимания настроений в Вашингтоне 1984 года вытащу из сундука воспоминаний незабвенную сцену, как мы смотрели в Джеком Абрамоффым телевизионный репортаж о недовольстве правого сенатора Барри Голдуотера провалившейся операцией ЦРУ в порту Никарагуа. Джек счел критику ЦРУ кощунственной настолько, что воскликнул: «Так Барри Голдуотер тоже коммунист! А я не знал!»

Техника «ангажирования» конгрессмена или сенатора отличается от принятого в кулуарах Государственной думы РФ своей видимой отдаленностью от именуемого «взяткой». Джек преуспел в свое время благодаря пониманию, что не сенатор и не конгрессмен принимают решения, а их главные советники. Политикам свойственна погоня за славой, и они страждут ее обрести через СМИ и выступления на собраниях вельможных, влиятельных и богатых. А их советники и помощники выполняют львиную долю текущей работы. Они могут протащить решение об уменьшении налогового обложения для клиента, к примеру. В особых случаях Абрамофф подходил к центральным для него фигурам среди советников и прямо приглашал к себе на работу, обещая оклад вдвое больше. Приглашаемые обычно соглашались, но не немедленно, а через год или два, чтобы закончить текущие проекты. И все это время они ретиво отстаивали интересы клиентов лоббиста-виртуоза.

Джек Абрамофф оказал мне в то время неоценимую по важности помощь. Моя миссия по сближению с «новыми правыми» в Сенате удалась и дала результаты, превосходившие все ожидания. Нам удалось преуспеть там, где провалилось мощное и организованное произраильское лобби AIPAC.

Крупные организации лоббируют традиционными методами писем сенаторам и конгрессменам и посещением их офисов в Вашингтоне активистами из штатов и округов, где те избирались. Однако при убежденности политиков в том, что собственно американские интересы требуют иного подхода, традиционное лоббирование оказывается малоэффективным. А если речь идет об особой заинтересованности администрации, роль советников теряет свою преобладающую значимость, ибо каждый политик будет действовать в рамках его партийных интересов и с оглядкой на всех потенциальных избирателей.

Мы преуспели, ибо убедили наших собеседников, находившихся «справа» от Рональда Рейгана, что поставки оружия арабским странам не в интересах США. Речь шла ведь именно о тех странах, где уже тогда проявлялся суннитский радикализм. Решение о пересмотре позиции этих республиканцев произошло не вследствие традиционного массированного лоббирования, а после долгих размышлений и консультаций. Мне удалось пробить брешь в их позиции при помощи выверенных и точных фактов, а главное — я не пытался переубеждать их, а только указал на путь укрепления их собственных позиций при корректировке отношения к арабо-израильскому конфликту.

Представим себе, что крупная лоббистская группа взялась бы сейчас за убеждение американских политиков в законности присоединения Крыма к России. Никакие усилия в приведенном направлении не дадут зримых результатов. Даже если этим займется мощнейшее лобби владельцев оружия вместе с AIPAC и турецким лобби. Однако представим себе визит в Вашингтон группы немецких жителей Крыма, а затем — представителей еврейской общины. А затем, представьте себе, что в Вашингтон прибудут представители крымских татар и украинцев…

Более того, в США проживает немало выходцев из Крыма, относящихся к разным общинам и конфессиям. Объединив усилия с этими людьми, гости-свидетели из Крыма могли бы рассказать о жизни на полуострове до и после присоединения к России. Они могли бы эффективно разъяснить несправедливость политики санкций и дискриминации. Речь не идет о возможных немедленных и революционных результатах, однако такого рода позитивное лоббирование может начать расшатывать выстроенную в Вашингтоне стену невежества и запоздалой инерции. Гласность и перестройка возможны и в Вашингтоне.

Авигдор Эскин, ИА REGNUM

Метки по теме: