А вообще я прекрасно понимаю, почему активисты майдана сегодня несмотря ни на что испытывают светлые чувства по поводу годовщины.

Майдан

Понимаете, это был едва ли не единственный раз в жизни, когда они почувствовали, что они годятся на что-то большее, нежели родиться, пойти работать, а потом сдохнуть. Почувствовали себя людьми, делающими историю. Почувствовали свою значимость.

Я ж был на майдане, видел, как оно там было. Со сцены каждую минуту шла мощнейшая накачка: «Вы — лучшие», «Вы — самые смелые», «Вы — соль земли», «Вы — надежда Украины!». Это, конечно, колоссальный диссонанс с тем, с чем они сталкивались в повседневной жизни, где подавляющее большинство из них просто бесцельно коптило небо от зарплаты до зарплаты — и так до пенсии, а потом и в могилку пора. Шанс войти в историю — это же так круто! Внукам потом рассказывать…

Так что я прекрасно это всё понимаю. И то, что мы видим сегодня с их стороны — это мера психологической защиты. Они защищают от наших холодных твёрдых рук вот эти тёплые розовые воспоминания о том, как им было круче всего в жизни.

И я вас уверяю: они будут защищать их до последнего, никогда (НИКОГДА!) не откажутся от них.

Не стоит и пытаться убедить их, что майдан — это плохо. Потому что ничего лучше в их жизни не было.

И, видимо, не будет.

Юрий Ткачев

Метки по теме: