Кто следующий, спрашивают политологи, после брекзита и победы Дональда Трампа? Ответ напрашивается сам собой. Следующей в очереди на политическую нестабильность стоит Италия, где 4 декабря пройдет референдум о конституционной реформе. Премьер-министр Маттео Ренци предлагает внести изменения в конституцию страны.

Премьер-министр Италии Маттео Ренци

Референдум Ренци затеял не столько для улучшения работы правительства, сколько хочет использовать его как орудие в борьбе с Брюсселем. Отношения Италии с Еврокомиссией уже давно оставляют желать лучшего. Главный камень преткновения – дефицит бюджета и итальянские банки, которые нужно спасать. В прошлом году к этим проблемам добавилась и проблема с мигрантами, которые и тогда, и сейчас вновь переправляются в Европу из Африки через Италию.

В Брюсселе много раз закрывали глаза на нарушение Римом правила 3%, согласно которому дефицит бюджета члена ЕС не должен превышать 3% его ВВП. Однако в последнее время у Еврокомиссии, похоже, закончилось терпение, и она начала «позволять» себе критиковать страны-нарушителей. В прошлом году много говорили о том, что ЕК может оштрафовать за нарушения с дефицитом бюджета Францию. В конце концов Брюссель пошел на попятный и дал правительству Олланда дополнительное время для снижения дефицита. Сейчас схожая ситуация в очередной раз возникла с итальянским бюджетом. Брюссель внес Италию в черный список нарушителей вместе с 7 другими странами. В Риме считают вполне достаточным аргументом для продления сроков приведения дефицита в нужные рамки летнее землетрясение в Италии, повлекшее многочисленные жертвы и вызвавшее напряжение итальянских финансов. Возможно, до землетрясения референдум и был чисто политическим мероприятием, но после брекзита Маттео Ренци вполне может припугнуть европейские власти возможностью прихода к власти итальянских популистов, которые являются еще и убежденными евроскептиками.

Несмотря на то, что опросы общественного мнения за последние полгода наглядно показали, что особенно доверять им не следует, пока ничего лучше не придумали. Следовательно, на них продолжают ссылаться авторы прогнозов, работа которых с каждым днем становится все труднее.

Согласно последним опросам противники реформ лидируют с небольшим отрывом. Впрочем, значительная часть электората (по некоторым подсчетам, до 25%) еще не решила, за кого голосовать. Так что у Ренци, обещавшего в случае поражения уйти в отставку, шансы сохранить место премьера еще есть. С другой стороны, политологи уже много месяцев предупреждают, что Италия превратилась в самый большой риск для финансовой стабильности еврозоны.

Рынки первыми почувствовали неприятности. Спред доходности гособлигаций правительств Италии и Германии вырос до 1,6%, наивысшего значения с марта 2015 года, когда ЕЦБ начал покупать государственные облигации членов еврозоны.

Худший сценарий может выглядеть примерно так. Поражение Ренци приведет к политической нестабильности. Премьер может выполнить обещание и подать в отставку. Его могут также заставить войти в коалицию до выборов, которые состоятся в 2018 году. В любом случае рынки воспримут поражение Маттео Ренци как доказательство неспособности Рима проводить реформы. Победа противников конституционной реформы станет доказательством того, что Рим несмотря на все обещания не способен добиться роста экономики, необходимого для уменьшения соотношения долга и ВВП со 135% до более приемлемого уровня.

Неуверенность рынков обязательно повлияет на инвесторов, которые будут с меньшей охотой вкладывать деньги в банковскую систему Италии. Это заставит банки переложить убытки на акционеров, большинство которых является простыми вкладчиками. Естественно, такой поворот событий спровоцирует ответную политическую реакцию, которая может привести ярых евроскептиков из «Движения 5 звезд» в 2018 году к власти и поставить под сомнение членство Италии в зоне евро.

Впрочем, существует и мнение, что референдум не имеет особого значения. Конечно, он может спровоцировать политическую нестабильность, но такое состояние для Италии в порядке вещей. Даже если Маттео Ренци захочет уйти в отставку, президент может помешать ему это сделать и настоять на том, чтобы он остался. Главная правоцентристская оппозиционная партия, возглавляемая Сильвио Берлускони, тоже хочет, чтобы премьер остался и готова и дальше работать с ним.

Рынкам также не стоит особенно сильно беспокоиться относительно недостатка реформ в Италии, потому что реформы Ренци в прошлом году уже выдохлись и мало кто ожидал от него до выборов в 2018 г. предложений о таких структурных изменениях. К тому же, сумма, необходимая для рекапитализации итальянских банков, относительно мала по сравнению с ВВП страны. Так что Брюссель и Рим вполне смогут прийти к взаимовыгодному решению.

WSJ считает, что правда лежит где-то посередине. Италия сможет протянуть и после референдума благодаря ЕЦБ и его закупкам гособлигаций. Через несколько дней после референдума банк будет решать, расширять ли программу количественного смягчения. В главном европейском банке не скрывают, что исход референдума может повлиять на это решение.

Рим вполне может достичь компромисса с Брюсселем и в разногласиях по дефициту бюджета на 2017 год. Здесь следует помнить, что Еврокомиссия не заинтересована в открытой конфронтации с Италией, поскольку в следующем году должны пройти сложные выборы во Франции и Германии.

Настоящие неприятности могут начаться для итальянцев позже, когда станут ясны политические последствия неспособности Италии проводить реформы. Последние опросы показывают, что Демократическая партия Ренци опережает «5 звезд», но все может измениться, если он уйдет.

Что же касается экономики, то многое будет зависеть от ЕЦБ, который может оставить Италию один на один с рынком. Едва ли это произойдет в этом году, потому что Драги, вероятнее всего, продолжит QE, как минимум, до выборов в Германии в сентябре 2017 года.

Но если восстановление еврозоны продолжится и инфляция вернется на запланированный уровень, то ЕЦБ будет все труднее объяснять дальнейшие закупки гособлигаций, особенно, в тот момент, когда отрицательные последствия этого становятся все очевиднее.

Сергей Мануков, «Expert Online»