О новой медиареальности

С Трампом в кармане

Влияние России на президентские выборы в США ныне неоспоримо. Ибо главным американским вопросом после победы Дональда Трампа стал традиционно русский вопрос: кто виноват?

И пока необразованная половина страны мирно пьет свое пиво, вторая, образованная половина страны неистово ищет виновных. Среди самых подозреваемых, конечно, Facebook. Штаб-квартиру компании в Менло-Парк пока еще не подожгли, но напряжение растет — теперь в Кремниевой долине просто опасно произносить слово «Трамп».

Facebook обвиняют в том, что он неправильно показывал новости. Якобы фейковые новости имели тот же приоритет, что и настоящие. «Настоящие» здесь — это выпущенные изданиями, поддерживающими Хиллари Клинтон, что вовсе не гарантирует их достоверность. А поскольку «фейковые» (то есть — за Трампа) новости нравились сторонникам Трампа больше, чем настоящие (то есть — за Клинтон), то поэтому сторонники Трампа видели больше фейковых новостей, и меньше настоящих. А сторонники Клинтон наоборот — видели только настоящие новости, а фейковые не видели, и поэтому не могли оценить реальный уровень поддержки Трампа (!!) и предпринять ответные действия.

Марк Цукерберг оправдывается — мол, это не он, это робот. А роботу все равно, кто первоисточник.

Этот вот равнодушный робот, уравнивающий CNN c любым уверенным в себе блогером, — важнейший для осмысления фактор даже не этих выборов в США, а новой медиа-реальности вообще.

Трамп потратил на кампанию в четыре раза меньше, чем Клинтон, но в интернет вложил в четыре раза больше, чем Клинтон. Это довольно странно для демократов — ведь интернет был одним из важных факторов уже в кампании Барака Обамы в 2008 году. Что же изменилось с 2008 года?

Очень просто — интернет переместился в карманы. В 2008 году интернет стоял на рабочих столах тех самых «образованных жителей агломераций», на которых опираются демократы. А у «необразованных жителей деревни» ни рабочих столов, ни компьютеров на этих столах не было. И катастрофической ошибкой демократов было полагать, что это так и теперь. Рабочие столы у реднеков, конечно, не появились. А вот телефоны с интернетом в карманах как раз появились. А вместе с таким телефоном в кармане у каждого появился свой маленький Трамп.

И количество, в полном соответствии с диалектикой, неизбежно перетекло в качество. Монополии «образованных» на интернет больше нет. Демократы ошибочно полагали, что аудитория того же Facebook и так будет за них (ведь так было в 2008-м!), поэтому не стоит тратить на это деньги. Но Facebook давно уже не сеть для студентов. И новости в нем распространяют не эти пылкие студенты, а бездушный робот, которому все равно.

Точно так же рухнула монополия «качественных СМИ» на информацию. Поскольку от унылой статьи какого-нибудь Ремника в The New Yorker сводит зубы, а фотожаба, на которой Берни Сандерс, обнимающий Хиллари Клинтон, держит за ее спиной бумажку с надписью «Голосуйте за Трампа», — это весело. И наплевать на ее достоверность.

Демократы сейчас кричат о необходимости защитить демократию. Но ведь прошедшие выборы — это и есть настоящая демократия. Избирательное право снова стало действительно всеобщим. Благословенные времена, когда говорящие головы в дорогих костюмах рассказывали избирателю с экрана телевизора суть вещей, миновали. И теперь лучший агитатор — это не тот, у кого бюджет больше или бренд толще. А тот, у кого слова интереснее. Тот, кто веселее. И сам факт поддержки кандидата крупными средствами массовой информации больше не важен. Если, конечно, Марк Цукерберг под пытками огнем не переделает своего робота (что, кстати, вполне вероятно).

Не готова к этой всеобщности оказалась и современная американская социология. Математические методы не подвели — до самого последнего дня замеры показывали равную в пределах допустимой погрешности поддержку обоих главных кандидатов. Но выводы из результатов этих замеров делались неверные, поскольку разница в пределах погрешности всегда истолковывалась в пользу кандидата, поддерживаемого СМИ. Да я бы и сам так истолковывал до минувшего вторника. Ведь это же очевидно — если тебя поддерживает CNN, то ты круче! Но не всегда очевидное верно. И одна только газета Los Angeles Times истолковывала эту разницу в пользу Трампа. Думаю, теперь ее методика (над которой во время кампании все смеялись) будет востребована и остальными. Главное — не продешевить.

И еще один важный вывод касается лицемерия. Высокое искусство профессиональных политиков произносить многочасовые речи, исполненные звенящей пустоты, больше не нужно. С избирателем надо говорить на его языке. У людей тонкой душевной организации принято ахать и охать над произносимыми Путиным раз в полгода солеными шутками. А избирателям нравятся такие шутки. И избиратели оценивают их голосами. Как оценили они голосами то, что говорил Трамп.

И кстати, когда в следующий раз люди тонкой душевной организации будут говорить вам, что результат Путина в 92,84 процента, например, в Дагестане — это не потому, что избиратель ему доверяет, а потому, что накрутки, покажите им результат Хиллари Клинтон в округе Колумбия, где Вашингтон.

Хиллари Клинтон набрала там те же 92.8 процента.

Максим Кононенко, Лента.ру

Метки по теме: