Советник украинского министра по делам «оккупированных территорий и переселенцев» Ю. Грымчак сообщил, что блокада Донбасса заканчивается и согласовывается список товаров, которыми Украина будет торговать с республиками.

Колбаса бандеровская

И якобы вовсе это была никакая не блокада, а запрет на «незаконное перемещение товаров через линию разграничения», потому что блокада может быть только между государствами, имеющими границы, а ДНР и ЛНР – эта та же Украина, но «оккупированная».

Вот так. Только вопрос: зачем тогда два с лишним года назад начинали эту самую «блокаду», если она не действует?

Верно: для оттягивания решения по Минску-2 сгодится все.

Как свидетельствует историческая практика, экономическая блокада как инструмент давления редко демонстрировала эффективность.

В 1806–1814 годах Франция совместно с Нидерландами, Данией, Швецией, Россией, итальянскими государствами, Австрией и Пруссией проводили «континентальную блокаду» Великобритании.

Было непонятно, как можно завоевать остров, имеющий многочисленную армию и современный флот. Поэтому Наполеон решился на самое большее, что он мог себе позволить в отношении «владычицы морей», – блокаду, то есть запрет на торговлю с данным государством.

Уже тогда хлопок, ввозимый во Францию из английских колоний, сжигался. Данные меры способствовали росту французской промышленности, но сокрушить Британию так и не удалось.

Контрабанда, торговля через Португалию и Османскую империю, многочисленность колоний самой Великобритании, делавшей внутренний рынок обширным и богатым, свели на нет все потуги Наполеона.

Есть довольно свежий пример сухопутной блокады, ведущейся параллельно с той, что наблюдается в Донбассе. В 2007 году Израиль и Египет в ответ на ракетные и минометные обстрелы полностью запретили ввоз и продажу товаров и продукции в сектор Газа.

Постоянно и последовательно она проводилась лишь с израильской стороны, Египет несколько раз ослаблял режим блокады, окончательно в 2014 году инициировав расширение рыболовной зоны для палестинцев в Средиземном море до уровня, существовавшего до начала операции.

Меры, принятые Израилем, вызвали волну возмущения среди правозащитников и глав западных государств, однако посетившие страну специалисты свидетельствовали не просто об отсутствии гуманитарного кризиса, но и о процветании местной торговли.

Очевидно, что Турция и арабские страны использовали все имеющиеся механизмы для организации помощи Палестине, вырыв массу подземных туннелей для контрабанды, – эпизод, воистину достойный кинофильма.

Есть один яркий пример успешной блокады.

Это план «Анаконда» – морская и речная блокада Конфедерации Севером в ходе Гражданской войны в США. Она потребовала массу средств, техники, людей и топлива (особенно последнего), но ее итогом стало моральное и экономическое истощение Юга, лишившегося сообщения с иными государствами.

Конфедерация не имела флота, пограничье с Мексикой не смогло компенсировать потребность в ресурсах. Дефицит вооружений, продовольствия и медикаментов стал одной из важнейших причин поражения южан.

Украина практически не вела активной блокады в отношении потока товаров и продовольствия между Киевом и республиками. Он был отягощен только собственно самими военными действиями.

Даже если бы Порошенко отважился на введение самой что ни есть настоящей блокады, ему бы помешала осуществить это тотальная коррупция и неисполнительность, царящие в украинских силовых структурах.

К тому же это мероприятие потребовало бы дополнительных ресурсов, которых у Киева просто-напросто нет.

Такая блокада была бы бессмысленна – Донбасс граничит с Россией, получает от нее помощь. Мы скорее имеем дело не с блокадой, а с неучастием Украины во внутренней жизни республик – фактическим отказом выполнять социальные обязательства по сбору налогов и выплате зарплат, пенсий и пособий.

Так что заявления Киева о подборе товаров для экспорта в Донбасс не более чем словесная эквилибристика.

Эти товары и так проникают в республики через жадных на деньги комбатов и работников администраций. Это такая поза: мы здесь главные и от нас зависит будущее республик, или, выражаясь на языке украинской власти, «временно оккупированных территорий».

Но суть в том, что от Киева здесь уже мало что зависит. Завали Порошенко Донбасс тоннами продовольствия, отношение местных жителей к украинской власти не изменится. И Захарченко с Плотницким никуда не денутся.

Точка невозврата пройдена: Донбасс если и станет частью Украины, то только конфедеративной, вроде Боснии и Герцеговины, в гораздо большей степени его судьба – оставаться полусуверенным буферным образованием под протекторатом России, не признаваемым долгое время мировым сообществом, но по факту являющимся таковым.

Когда Киев перестанет надувать щеки в стремлении выгодно продать себя оппонентам России – вот самый интересный вопрос.

Вадим Самодуров, ВЗГЛЯД

Метки по теме: ; ; ;