В 10.45 по московскому времени стало понятно, что свершилось. Кандидат от республиканцев Дональд Трамп набирает более 270 голосов выборщиков, необходимых для победы на выборах президента США. И сразу же стало ясно, что Трамп не радикал, не «фашист» и не фанатик. Как и то, что между шоу и большой политикой есть большая разница.

trump

Большинство американских штатов назвали своим сорок пятым президентом Дональда Джона Трампа. Кандидат от демократов Хиллари Родэм Клинтон уже позвонила конкуренту, больше похожему на врага, и поздравила его с победой. Выступать перед своими сторонниками она не стала – объявлять о проигрыше пришлось начальнику ее штаба Джону Подесте, чьи откровенные письма, опубликованные «Викиликс», стали, вероятно, одной из тех соломинок, которые в результате сломали спину верблюда по имени «госпожа президент».

В победу Трампа мало кто верил, включая самого миллиардера. Его первую речь после известия о победе сложно назвать столь же жесткой и уверенной, какой была кампания кандидата. Трамп пообещал быть президентом всех американцев, призвал демократов к совместной работе и не просто поблагодарил Хиллари Клинтон за участие в кампании, но и сказал, что она немало сделала для страны, подчеркнув, что говорит «от чистого сердца».

То есть слова о том, что ее надо посадить в тюрьму, утверждение, что худшего госсекретаря в истории еще не было, отказ пожимать руку – все это было лишь предвыборной игрой. Игры закончились, началась реальная жизнь, в которой чета Клинтон и чета Трамп регулярно встречаются на вечеринках, играют в гольф, а их дочери дружат друг с другом.

Игра, надо честно признать, была красивой. Многие поверили. Как писал Виктор Пелевин, «ничто не продается так хорошо, как грамотно расфасованный и политически корректный бунт против мира, где царит политкорректность и все расфасовано для продажи».

Именно из-за уверенности в антисистемности Трампа большинству аналитиков было сложно признать, что шансы республиканца на победу выглядят более предпочтительно, чем Клинтон. Социологические опросы, в свою очередь, давали противоречивые результаты, так как поддержка Трампа не была общественно одобряемой – некоторые опрошенные стеснялись признаться в своих предпочтениях.

Метод Лихтмана – Кейлис-Борока

Между тем политолог Алан Лихтман, ни разу не ошибавшийся в предсказаниях исхода президентских выборов в США с 1984 года, и в этот раз сделал правильный прогноз. Его система «13 ключей к Белому дому» была разработана вместе с советским геофизиком Владимиром Кейлис-Бороком и основана на методике предсказания землетрясений. Если на большинство вопросов ответ «да», выигрывает кандидат от правящей партии, если «нет», то от оппозиционной. Вопросы следующие.

Имеет ли правящая партия после последних промежуточных выборов больше мест в палате представителей, чем после предыдущих промежуточных выборов? (Да, им удалось получить на четыре места больше.)

Согласны ли вы с тем, что в правящей партии не было серьезной борьбы за номинацию? (Нет, борьба была вполне серьезной, штабу Клинтон пришлось активно использовать административный ресурс, чтобы выиграть праймериз.)

Баллотируется ли действующий президент? (Нет, Барак Обама отработал свои два срока.)

Согласны ли Вы с тем, что в кампании нет сильного кандидата от третьей партии или сильного независимого кандидата? (Да, Майкл Блумберг мог бы стать сильным кандидатом, но он не стал баллотироваться.)

Согласны ли Вы с тем, что экономика не находится в состоянии рецессии во время избирательной кампании? (Да, рецессии в США на текущий момент нет.)

Согласны ли Вы с тем, что рост реальных доходов на душу населения во время правления действующего президента равен или выше по сравнению с ростом, который был во время двух предыдущих президентских сроков? (Нет, рост доходов при Буше-младшем был выше.)

Проводит ли действующая президентская администрация существенные перемены во внутренней политике? (Да, Obamacare и многое другое.)

Отсутствуют ли масштабные социальные волнения в стране в период работы действующего президента? (Нет, налицо и регулярные выступления чернокожих против полицейского произвола, и Occupy Wall Street.)

Согласны ли Вы с тем, что действующая президентская администрация не замешана в серьезных скандалах? (Да, в серьезных скандалах, сравнимых с Уотергейтом, Иран-контрас или адюльтером Билла Клинтона, администрация Обамы не замешана, хотя «Викиликс» подпортили им репутацию.)

Согласны ли Вы с тем, что действующая президентская администрация не допустила серьезных ошибок во внешней или военной политике? (Нет, Обаму и его администрацию, в том числе госсекретаря Клинтон, постоянно критикуют за провалы во внешней политике.)

Добилась ли действующая президентская администрация серьезных успехов во внешней или военной политике? (Нет, объективные успехи отсутствуют, свою Нобелевскую премию мира Барак Обама не оправдал.)

Обладает ли кандидат от правящей партии харизмой или является ли национальным героем? (Нет, Клинтон сложно назвать харизматичной, а в ее работе на посту госсекретаря мало героического.)

Согласны ли Вы с тем, что кандидат от оппозиционной партии не обладает харизмой или не является национальным героем? (Нет, Трамп – ярко выраженный харизматик, хоть героем его назвать сложно.)

Таким образом, счет 8:5 в пользу Трампа.

Ответы на оценочные вопросы могут отличаться. Например, член экспертного совета комитета Мосгордумы по безопасности Дмитрий Ефимов полагает, что Хиллари Клинтон – вполне состоявшийся национальный герой, а серьезной борьбы на праймериз демократов не было. Но итоговый результат такой же – 8:5 в пользу Трампа.

Война закончилась

В отличие от шоу-бизнеса, где главным принципом является «шоу должно продолжаться», американская политическая жизнь идет по другим законам. После объявления результатов выборов главное – это вовремя остановиться. Бывшему послу в Москве Майклу Макфолу это не удалось – когда стало ясно, что Трамп побеждает, он опубликовал в своем «Твиттере» запись «Путин вмешался в наши выборы и преуспел. Молодец». Вскоре после этого он стер свою запись и поздравил избранного президента Трампа, но степень разочарования демократов это показывает очень ярко.

Независимо от того, как будут развиваться события дальше, прошедшая избирательная кампания войдет в историю как самая ожесточенная. Кандидаты на американских выборах и на протяжении предыдущих 220 лет не особо стеснялись в обвинениях в адрес друг друга, но обычно речь шла лишь о предполагаемом непрофессионализме или личной нечестности конкурента.

Случаев, чтобы кандидата в президенты обвинили в «работе на Кремль», не было даже в разгар маккартизма и сопутствующей «охоты на ведьм». Прецедентов, когда один кандидат в президенты обещал посадить другого в тюрьму (пусть бы даже и в полемическом задоре), в XX веке тоже вроде бы не было.

Возможно, это вызвано снизившейся ценой слова: если во время холодной войны обвинить конкурента в том, что он сотрудничает с Москвой, – это действительно подозрение в серьезном уголовном преступлении (наказание – вплоть до смертной казни), то теперь это просто риторика, не несущая под собой необходимости предъявлять доказательства.

Тем не менее американский народ свой выбор сделал. Пусть кандидаты по количеству поданных за них голосов пришли к финишу «ноздря в ноздрю», большинство штатов США выбрали отказ от «экспорта демократии», концентрацию на внутренних проблемах, борьбу с нелегальной миграцией и если не дружбу, то как минимум диалог с Россией.

Удастся ли Трампу это реализовать – сказать сложно. Судя по благодарственным словам в адрес Клинтон в первом выступлении после избрания, президент Трамп будет куда как меньшим радикалом, чем кандидат Трамп. Да и риск того, что в итоге он так и не станет президентом, по-прежнему сохраняется – в 21 штате выборщики не обязаны голосовать так же, как избиратели (хотя на практике делают именно так).

Весь мир с интересом следил за красочным шоу, в котором кандидаты не стеснялись в словах и выражениях, публиковали друг на друга хорошо выдержанный компромат. Россия вообще ощущала себя непосредственным участником кампании – слишком уж часто наша страна и наш президент упоминались в ходе дебатов.

Но теперь война закончилась. Всем спасибо, все свободны.

Антон Крылов, «Взгляд»