К тому, что украинские реалии более пристало комментировать не политологам, а социальным психологам, если не психиатрам, все давно привыкли. Но некоторые действия киевских хунвейбинов способны поразить даже воображение светил психиатрической науки.

Дятел

Вслед за уничтожением «коммунистических» названий населенных пунктов очередь дошла до «оккупационных» топонимов. «Эти патриоты все переименовывают, а оставили Северодонецк – это ни в какие рамки не укладывается. Южноукраинск должен быть Пивденноукраинским – если нет более приличного названия, то надо хоть это перевести. Много еще чего не переименовано», — возмущается профессор кафедры языка и стилистики Института журналистики университета им.Тараса Шевченко А.Пономарив. И в самом деле, непорядок. Как страна еще живет, не имея на карте Ужмиста, Равы-Украинской, Терномиста, Свитмиста, Першотравневська? Наличие в «украинском Пьемонте» населенного пункта Городок – и вовсе диверсия ФСБ.

Как пелось в известной песне, «есть у революции начало, нет у революции конца». Вятрович радостно отрапортовал, например, что памятники Ленину на Украине закончились. Что бы еще сломать? На подмогу тут же подоспел М.Бродский, предложивший снести монумент Б.Хмельницкому и арку Дружбы народов. Поговаривают о сносе памятника Родине-матери. Следом, очевидно, пойдут парковые скульптуры девушек с веслом как символа «совецькой» оккупации. Ломать ведь – не строить, а многочисленных патриотов нужно чем-то занять. Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы активами Порошенко и квартирами Лещенко не интересовалось.

Работы у декоммунизаторов, действительно, непочатый край. Ведь вся территория страны – это сплошной «памятник советской оккупации». И если определенные успехи в уничтожении заводов и фабрик уже есть, то в других областях и конь не валялся. До сих пор национальное сознание «европейской нации» подавляют мосты, автомобильные и железные дороги, атомные станции, метро, плотины и ГЭС, миллионы жилых домов советской постройки. С последними, правда, выход найден. Если еще поднять тарифы на коммунальные услуги, а потом всех выселить, можно быстро декоммунизировать города. Если, конечно, МВФ даст кредит на снос опустевшего жилья.

С именами и фамилиями вообще полный бардак, недаром И.Фарион нервничала. Сколько в стране Воробьевых, Скворцовых, Николаевых, Красновых, Седовых и, о ужас, Москалей. Почему бы не объявить их всех агентами ФСБ и не обвинить в бытовом сепаратизме?

На днях патриотически настроенная заведующая отделом грамматики Института украинского языка НАН Украины Е.Городенская обнаружила очередную москальскую диверсию: «В Украине сейчас минимум семь топонимов в честь какого Ивана: Ивановка, Березовка, Ивановск, Иванков и даже Иванополь. Шесть Николаевок, три Новониколаевки, ряд Александровки, Алексеевки, Новоалександровки и Новоалексеевки. Если собрать всех в кучу, получится значительно больше, чем Тарасивок, Богданивок, Остапивок. Это мы, может, уже немного к словам цепляемся, но вам не кажется нелогичным, что в Украине до сих пор так много топонимов в честь русского Ивана?»

Правильно, дерусифицировать, так уж дерусифицировать. Для начала даме неплохо бы изменить свою фамилию на Мистенську, а следом выступить с инициативой запрета украинской народной песни «Несе Галя воду». Ведь и туда прокралась оккупационная пропаганда: «А за ней Іванко як барвінок в’ється».

Смех смехом, но любая структура стремится к выживанию. Потому процесс уничтожения прошлого не прекратится. Пока что эксперименты над историей не касаются людей, но лиха беда начало. «Декоммунизировав» географию и разрушив памятники, новоявленные хунвейбины возьмутся и за людей. И им очень сложно будет доказать всяким Вятровичам и Городенским, что наличие русской фамилии или рождение в Мурманске вовсе не означает генетической предрасположенности к сотрудничеству с Сурковым.

Как там Высоцкий пел?

«И ведь главное, знаю отлично я,

Как они произносятся, —

Но что-то весьма неприличное

На язык ко мне просится:

Хун-вей-бины…»

Ольга Сухаревская

Метки по теме: ;