Прошла неделя после судьбоносных парламентских выборов в Черногории. Казалось бы, самое время обсуждать итоги и строить прогнозы, но нет. Ни официальных, всеми признанных результатов, ни ясной позиции международного сообщества, ни тем более чувства спокойствия и завершенности нет в этой маленькой балканской республике.

Черногорские выборы длиною в вечность

Важно отметить, что хотя вступление в ЕС и НАТО участники предвыборной гонки предпочитали хотя бы для вида оставлять за скобками, неизбежность этого исторического выбора нового правительства довлела над всем избирательным процессом. Было понятно: судьба одного мандата способна решить судьбу страны на поколения вперед.

Премьер-министр Мило Джуканович объявил о своей победе сразу в ночь после выборов, причем тут же пообещал соотечественникам продолжение прозападного пути. На тот момент, по данным двух основных мониторинговых центров, его Демократическая партия социалистов и объединенные силы оппозиции боролись за один мандат. Такая ситуация говорит, скорее, о глубочайшем расколе в обществе, о непримиримых противоречиях внутри народа, и уместно ли вообще власти, которая довела до такой ситуации в стране, говорить о «победе»? Самое важное решение предстоит принимать в обстановке, взрывоопасной для всего балканского региона – и в этом трагедия черногорских выборов, которые, к слову, до сих пор нельзя назвать состоявшимися.

Оппозиция в полном составе – Демократический фронт, Большая коалиция «Ключ», Демократы, Социал-демократическая партия – единогласно отказались признавать итоги выборов. И даже итоги повторного голосования, которое в воскресенье прошло на четырех участках, они заведомо отказались признавать.

Победу Мила Джукановича не только не признала в полном составе оппозиция – половина предполагаемого парламента. Его не поздравила с «победой» ни одна из европейских стран. В НАТО ограничились коротким заявлением, что приветствуют демократические выборы в Черногории. А по словам политолога Флориана Бибера, который входит в состав Совета по Балканам в Европе (BiEPAG), выборы в Черногории были «далеки от демократии», и это понятно «каждому, кто немного следит за черногорской властью и политикой». Профессор заявил, что проблемы «не только в способе управления страной, но и в избирательном процессе и там, как партия владеет государством».

Получается, даже лидеры Евросоюза, где большинство стран являются и членами НАТО, не захотели марать руки и открыто поддерживать преданного и послушного им черногорского лидера? Почему?

«В Европе симпатий к Мило Джукановичу уже не очень много. Госпожа Меркель никогда с ним не встречалась, это неслучайно. А вы знаете, какую важность имеет Германия в Европе. И во Франции он не очень симпатичен, и в Италии никто не захочет пожать ему руку. В ЕС, если Джуканович проиграет, буду довольны. Недовольны будут в США», — говорил еще до выборов итальянский журналист, экс-депутат Европарламента Джульето Кьезе.

Так и получилось.

Откровенные связи с мафией, наркотрафиком и торговлей оружием через Балканы на Ближний восток – все эти факты биографии Мила Джукановича хорошо известны в Европе, против него в Италии уже возбуждены уголовные дела. Втягивание черногорских властей в криминальную среду было нужно, чтобы благодаря этим «ниточкам» для шантажа она оставалась подконтрольной. Но открыто поддерживать созданного им же монстра Запад не спешит – слишком грязно и недемократично.

Атмосфера, при которой проходили выборы, не менее гнетущая, чем в целом черногорская большая политика. Сообщения наблюдателей о таких нарушениях, как ссоры в комиссиях и недостаточно широкие помещения, просто тонули в гораздо более страшных подробностях: реальные видео, подтверждающие факт организованного прибытия иностранцев для голосования за ДПС по поддельным документам, ситуации на грани комедии, когда прямо на участках от наблюдателей избиратели требовали деньги за голос. Давление на оппозицию в виде бесчисленных задержаний, повесток в суды, сфальсифицированных стенограмм переговоров, сбросы в СМИ и прочие атрибуты грязных выборов длиной в вечность продолжаются и сегодня. Ситуация больше напоминают панику режима, отчаянно цепляющегося на ускользающую власть, нежели демократический ход событий.

Громким аккордом этой фальшивой от начала до конца симфонии стал арест группы из 20 граждан Сербии во главе с бывшим командиром жандармерии Братиславом Дикичем, которых в тот же день обвинили в терроризме и попытке государственного переворота, вплоть до покушения на Джукановича. Не ограничившись арестом и громким обвинением, власти в Подгорице ринулись в бой и сходу обвинили в терроризме государство Сербию. Чем, по мнению экспертов, подписали себе приговор на Балканах.

«Если Джуканович останется на власти, я не представляю, как после этого Черногория и Сербия будут сотрудничать, если нас сегодня обвинили в терроризме», — так вечером после выборов прокомментировал случившееся для News Front политолог из Сербии Мирослав Парович, который присутствовал на выборах в Черногории.

Он напомнил, что задержанный Братислав Дикич не имеет никакого отношения к государству Сербии, он офицер на пенсии, ныне «занимается некоторого рода политикой» и бывает замеченным на общественных акциях.

Об этом не знали в Подгорице? Конечно, знали. Тем не менее, избирателям прямо в день голосования показали «картинку» о том, что законная власть под угрозой, и ее нужно поддержать. Можно сказать, что это сомнительных по эффективности политических ход, но он неплохо вписался в череду арестов, запугиваний семей оппозиционных активистов, медийные манипуляции на протяжении всей кампании и манипуляции с покупными голосами и иностранцами, на которые пошел черногорский режим.

Помимо исключительно выборного эффекта, в задержании Дикича и других сербов был и еще один момент – политический или даже идеологический. Неслучайно задержанными оказались именно граждане соседней Сербии – самой близкой, «родственной» для черногорцев страны на Балканах.

Антисербский шаг Джукановича – это его задел на будущую политическую ориентацию страны, ясный знак Сербии, России, Западу – всему международному сообществу – что Черногория отрекается от своих исторических связей и принципов, от своего культурного кода и родства, и готова на любые недружественные шаги против соседей и братьев по крови ради присоединения к новой, приемной «европейской семье». Это одна из мозаик многогранной антисербской кампании внутри государства (которое историческим – сербское!), наряду с признанием независимости «Косова», агрессивной кампании против Сербской православной церкви (ее Джуканович даже объявил угрозой для Черногории), введению «черногорского языка» (на деле он – диалект сербского) и многими другими.

Сербы составляют не менее трети населения Черногории, с оговоркой на то, что разница между сербом и черногорцев лежит только в самоидентификации респондента. Сейчас они, по естественному праву граждан о коренных жителей своего государства, стали носителями и защитниками историко-культурной парадигмы – антизападной, а ввиду курса Джукановича, автоматически вынуждены были стать оппозицией. В этом и лежит причина того, что, несмотря на откровенную пассивность официального Белграда, власти Черногории пытаются делать из Сербии и сербов врага.

И только обостряют общественный раскол, доводя ситуацию до кипения.

 

Оксана Сазонова, редактор News Front – Сербия

Метки по теме: