Киев продолжает предпринимать все возможные усилия, чтобы добиться ревизии Минских соглашений и, возможно, у него в ситуации, когда напряжение вокруг России в мире все возрастает, это получится или даже уже получилось

Минские соглашения

По крайней мере, что-то похожее вырисовывается из сообщения на сайте главы украинского государства о телефонном разговоре, который вчера состоялся между Порошенко и французским президентом Олландом.

«Президенты Украины и Франции согласились с особой важностью безопасностного компонента, который до сих пор не выполнила Россия и который должен быть первоочередной частью дорожной карты по имплементации Минских договоренностей», — указывается в официальном отчете.

В этих строках четко и недвусмысленно выражена позиция руководства Украины, которая полностью противоречит порядку мер по урегулированию конфликта в Донбассе, прописанному в договоре «Минск-2». Киев уже неоднократно прямым текстом объявил, что политические решения (выборы, особый статус для Донбасса, амнистия) возможны лишь после того, как Россия выведет свои войска из Донбасса и граница будет взята под контроль соответствующими силовыми ведомствами Украины.

Официально гаранты выполнения минских соглашений – Германия и Франция – не поддерживают ревизионистских усилий Киева. Более того, во время недавнего визита на Украину министры иностранных дел этих стран на совместной пресс-конференции фактически настаивали на имплементации пунктов соглашения именно в том порядке, в каком они следуют в официальном документе. Как раз после этих заявлений последовал демарш Киева, который устами министра иностранных дел Украины и самого Петра Порошенко фактически полностью исключил возможность следовать указаниям европейских партнеров.

Однако европейские партнеры не унимаются. Тот же Олланд за день до телефонной беседы со своим украинским визави, выступая на сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы, вновь высказал крамольную мысль о необходимости проведения выборов как условия выполнения минских соглашений, чем вызвал поток проклятий в свой адрес из уст украинского министра внутренних дел Арсена Авакова.  А на прошлой неделе депутат Верховной Рады Мустафа Найем жаловался в интервью «Радио Свобода» на то, что Европа и Америка выкручивают Киеву руки с целью вынудить его согласиться с неприемлемыми условиями «Минска-2».

Из всего этого не единожды делался вывод о том, что в этой ситуации Франция и Германия выступают на стороне России и согласны с тем, что Донбассу для начала необходимо предоставить гарантии безопасности через выборы, а также особый статус и амнистию, а уж потом можно говорить о контроле над границей. Но, увы, не все так однозначно.

Еще пару месяцев назад фрау Меркель публично свела минский процесс к вопросу о границе, абсолютно в том же духе высказался на официальном брифинге в это же время и представитель Госдепартамента США. Эти необъяснимые ножницы заставляют многочисленных комментаторов теряться в догадках – идет ли речь о полной некомпетентности европейских партнеров или же они каждый раз просто меняют точку зрения в зависимости от политических обстоятельств.

Мне кажется, что дела обстоят намного проще. Логика понимания Европой и Америкой вооруженного противостояния на Украине полностью совпадает с логикой той ревизии минского процесса, на которой настаивает украинское руководство. Постоянно обвиняя Москву в срыве выполнения соглашений Вашингтон, Париж и Берлин демонстрируют, что считают Россию стороной конфликта. А если Россия является прямых участником военных действий, то требования Киева о выводе войск легитимны и обоснованны.

Однако прямо заявить о поддержке требований Украины главы Франции и Германии не могут, поскольку это означало бы взять на себя полную ответственность за немедленный срыв всех мирных переговоров. Поэтому руководство обеих европейских стран придерживается весьма амбивалентной стратегии – формально оставаясь приверженцами минских соглашений, они не делают ровным счетом ничего для того, чтобы вынудить Украину двигаться по разработанной и подписанной схеме урегулирования конфликта, хотя рычагов давления на нищее, зависимое от кредитов государство у Европы достаточно.

В этой шизофренической диспозиции Киев ведет себя так, как считает нужным, давно поняв, что никто не намерен его наказывать за открытое неповиновение и продолжение обстрелов Донбасса. Нынешнее перемирие уже окончательно им сорвано: развод войск фактически не состоялся,  украинская артиллерия вновь работает с той же интенсивностью, как и до его заключения, а позавчера подразделение вооруженных сил Украины предприняло попытку прорыва в районе Коминтерново.

Едва ли Меркель и Олланд питают иллюзии о том, кто на самом деле является нарушителем режима перемирия. Сотрудники миссии ОБСЕ  тщательно фиксируют случаи обстрелов, указывая на ту сторону, которая первой  открывает огонь. И этой стороной за последний месяц точно не были ни ДНР, ни ЛНР. Однако никто и не думает упрекать Порошенко за это, напротив, в телефонном разговоре с Олландом он обвиняет именно сепаратистов в возобновлении обстрелов.

Что следует из всего вышесказанного? Мне кажется очевидным, что Запад, формально  поддерживая сформулированные в «Минскве-2» гарантии, что Донбасс не станет жертвой расправы, в реальности умыл руки, предоставив Киеву возможность вести войну так, как тот сочтет нужным.  Таким образом, перестав быть механизмом сдерживания, обеспечивавшим хотя бы иногда снижение интенсивности обстрелов, минский мирный процесс полностью теряет смысл. Война, которую Москва пыталась, настаивая на выполнении соглашения, попридержать, наступает по всему фронту при негласной, но очевидной поддержке европейских партнеров.

Соответственно, боевые действия будут продолжаться,  консервируя на границе России очаг нестабильности и напряжения, и оттягивая из нее в Донбасс значительные материальные средства. Значит ли это, что Москве нечего противопоставить тотальному и циничному выхолащиванию мирных переговоров? Нет, совсем не значит. У России есть сильный союзник в этом противостоянии – Донбасс отнюдь не беспомощен и вполне может обороняться. Конфликт, продолжающийся уже почти два с половиной года, преподал один очевидный урок – когда Украина выбирает войну, она получает ее в виде котлов, в которых сгорают в больших количествах и люди, и машины.

Нет сомнений в том, что так произойдет и на сей раз. Сколько повторений этой истории понадобится европейским партнерам, чтобы понять, что рано или поздно последствия войны, которая идет у них под боком, затронут и Европу, я не знаю. Но рано или поздно им предстоит это осознать и лучше бы раньше, поскольку каждый следующий виток умножает и ухудшает для них возможные последствия.

Андрей Бабицкий

Метки по теме: