— В России очень много полицейских, — сказал однажды, едва зайдя ко мне в квартиру, товарищ-англичанин. — Я раньше этого не замечал, но сейчас шёл по улице, и чуть ли не каждый третий — в форме. Россия стремительно превращается в полицейское государство’

Россия - полицейская страна

— Ну, да, — ответил я, — наверное, тебе виднее. Но, может быть, тебя немного успокоит тот факт, что с одной стороны от моего дома — Институт МВД, где людей учат на полицейских, а с другой — Академия МВД, где полицейских учат на полковников. Плюс Федеральный экспертно-криминалистический центр и все стандартные полицейские объекты, вроде ОВД и участковых околотков. И все эти люди, заметь, ходят в форме.

Я тебе больше скажу: если бы ты присмотрелся внимательнее, то обнаружил бы ещё, что в России непропорционально много калек. Просто потому, что Центральный институт травматологии и ортопедии, знаменитый ЦИТО — на соседней улице.

Я к чему это вспомнил? К вопросу о точности социологической выборки и правильной интерпретации результатов. Вот пишут, что какие-то датчанки посчитали российских мужчин одними из самых некрасивых в мире.

У меня другая социология. Я ни разу в жизни не видел ни одной датчанки. Из чего делаю вывод, что датчанок — не существует. Но я ежедневно в зеркале вижу одного русского мужчину, который, несомненно, красавец. То есть из 100 процентов мужчин в моем зеркале все сто — красавцы. Вывод: все русские мужики — красавцы.

А про женщин это известно и без всякой социологии.

Дмитрий Михайлин