Готовы ли США вступить в войну на стороне террористов

Логика мутных ястребов

На днях в интервью «Первому каналу» Сергей Лавров заявил, что отношения России и США прошли точку «коренного перелома»: Москва слишком долго проявляла «стратегическое терпение» относительно действий Вашингтона. Причиной такого разворота в российско-американских отношениях стали события в Сирии и твердое намерение США любой ценой, даже ценой войны с Российской Федерацией, не допустить освобождения Алеппо и тотального уничтожения засевших там террористов.

Россия дала понять США и уходящей администрации во главе с Обамой, что на этот раз терпение лопнуло уже у русского медведя и он готов к решительным действиям, вплоть до защиты своего суверенного права на независимую внешнюю политику вооруженным путем.

Резкому заявлению Сергея Лаврова предшествовала серия угроз в адрес России со стороны официальных лиц США различного уровня и ранга, начиная от заявления Джона Кёрби, контр-адмирала и официального представителя Госдепа, пригрозившего России террористическими актами на ее территории, если она не уйдет из Сирии, и заканчивая выступлением Марка Милли, начальника штаба Армии США, который заявил о полной готовности Сухопутных сил США немедленно вступить в боевое столкновение с российскими ВС в Сирии и считающего войну с Россией не только неизбежной, но и необходимой.

Последней каплей стал новый проект резолюции по Алеппо, разработанный Францией и заблокированный Россией на заседании СБ ООН 8 октября, в котором действия сирийской армии и российских ВКС против террористов «ан-Нусры» и ИГИЛ (запрещены в России — ред.) квалифицировались как «военные преступления». Стало ясно, что США и подконтрольные им правительства западных стран любой ценой хотят сохранить боевой потенциал террористических группировок, таких как ИГИЛ и «ан-Нусра», планомерно уничтожаемых сирийскими и российскими войсками.

Случилось невозможное: политика, проводимая Белым домом с начала 2000-х годов, превратила США и великий американский народ из непримиримых противников международного терроризма в его фактических пособников.

В этом и заключается основная суть «коренных изменений» в отношениях России и США: в то время как российская сторона, несмотря ни на что, продолжала надеяться на то, что Вашингтон одумается и разум во внешней политике США восторжествует, американские политики все больше укрепляли связи с полевыми командирами талибов, с главарями «ан-Нусры», боевого крыла сирийской ячейки «аль-Каиды» (обе организации запрещены в России), с военной шурой «Исламского государства». Спустя некоторое время эти отношения приобрели партнерский характер и перестали скрываться, а исламисты-«бородачи» стали для США почти «своими».

Говоря о «стратегическом терпении» России, которое подходит к концу, Сергей Лавров справедливо заметил, что обострение отношений с США началось задолго до украинского кризиса, который просто удачно подвернулся Западу для того, чтобы запустить маховик санкций. Действительно, во время правления Бориса Ельцина нас не трогали: слабая, послушная, униженно стоящая на коленях Россия устраивала на Западе абсолютно всех. Внешняя политика того времени определялась одним емким словосочетанием — «чего изволите». Россия, послушно выполнявшая все указания Белого дома и МВФ, стремительно неслась к пропасти. Этот бег удалось замедлить и остановить на самой грани уже в 2000-х, когда страна стала «подниматься с колен» и отстаивать собственные национальные интересы. Стремление России стать суверенным государством вызвало острую неприязнь Запада, и именно это лежит в основе современного противостояния, в котором Сирия и Украина — лишь поводы для выяснения отношений.

Нынешняя фаза развития отношений России и США является, по сути, поворотной точкой, из которой наши отношения в любую секунду могут скатиться как в сторону мира, так и в сторону конфликта. Мы с Соединенными Штатами — на распутье: спасительный путь есть, это путь совместной борьбы с терроризмом.

Однако он почему-то яростно отвергается Вашингтоном. В этих условиях любое неосторожное движение может стать гибельным не только для двух мировых держав, но и для всего остального мира в целом.

Война по-прежнему не является неизбежной, но ее риски сегодня благодаря угрозам со стороны США явно зашкаливают.

США через «контролируемые утечки» и заявления различного рода официальных лиц дают понять, что они к войне с Россией готовы. Так ли это? Вряд ли. Дело в том, что у американских элит на носу выборы президента, и именно в этот период риски развязывания Соединенными Штатами вооруженных конфликтов резко возрастают: уходящей администрации уже нечего терять, и она может попробовать подкорректировать свой имидж очередной «быстрой победоносной войной» («победа над Россией» в любой форме нужна Обаме и Керри как воздух именно сейчас). Мутные «ястребы» из числа сторонников Хиллари Клинтон, выступающей за конфликт с Россией, могут попытаться использовать вооруженный конфликт для ее победы над Трампом.

Вместе с тем они не могут не понимать, что Россия уже не та, что в 90-х, и не стоит испытывать ее «стратегическое терпение»: переброшенные под Алеппо С-300 — не игрушки. Кроме того, Вашингтон по всему миру предпочитает воевать только «чужими руками»: он боится лобового столкновения с противником, который на волне стремительного ослабления американской мощи может оказаться сильнее. Именно для этого Вашингтон «дружит» с игиловскими и ан-нусровскими террористами и украинскими «правосеками». Именно это «пушечное мясо» США в первую очередь и отправят в бой — погибать за призрачные идеалы американской демократии.

Но Россия после атаки ВВС США на Дейр-эз-Зор к такому повороту событий уже готова. Если самолеты США еще раз попытаются нанести удар по позициям сирийской армии или добровольческих иранских частей — они будут уничтожены еще на подлете. В этом случае Пентагон, скорее всего, не будет защищать своих или мстить, а предпочтет откреститься от экипажей сбитых самолетов, списав их на «ошибки», «неизбежные» в подобного рода конфликтах. Кёрби умеет это делать. Войны не будет.

Андрей Манойло, газета «Известия»

Метки по теме: