Общая экономическая ситуация на Украине бьет по ее железным дорогам. «Укрзализныця» в ответ бьет по другим отраслям экономики. Вопрос лишь в том, кто кого добьет быстрее: Украина свои железные дороги, или они – ее.

ukrozhd_1478727358

Как в сказке про белого бычка… И хотелось бы, чтобы на Украине все пошло на лад. Да все как-то не получается. То ли страна особенная, то ли не тому правительству доверились… Так или иначе, железнодорожники местные бьют тревогу. Мало ли, может, еще кто и не догадывается в Киеве, как дела идут. А дела и в самом деле – из рук вон.

Долгое время украинский бюджет в «Укрзализныцю» ничего не вкладывал, а наоборот, кое-что от нее получал. Но бесконечно так продолжаться не могло. И вот, похоже, начался обратный процесс и обратный отсчет. Казна Украины может недосчитаться десятков миллиардов гривен и немалой доли валюты в этом году: товарооборот «Укрзализныци» только по товарам горно-металлургического комплекса с начала августа упал на 10%. Соответственно сократились и поступления в бюджет. Состояние национального железнодорожного транспорта и путей, по которым пока еще гоняют туда-сюда локомотивы с вагонами, не внушает доверия вообще. Проблем накопилось столько, что волосы дыбом, когда вникаешь.

Ну так по порядку. Степень износа подвижного состава, по оценке украинских специалистов, уже превышает 90%. До сих пор сотнями эксплуатируются электровозы постройки 50-60-х годов прошлого века. В России их сняли с эксплуатации еще 20 лет назад. Чтобы привести в божеский вид вагонный парк, говорят эксперты, Украине в ближайшие пять лет необходимо потратить минимум 2 млрд долларов. Вряд ли можно рассчитывать на это – денег нет. О ж/д инфраструктуре и говорить не приходится. Степень износа – 97%, признают в украинском кабмине.

Получается, что Киеву со своим ж/д транспортом до ЕС, куда он так стремится – как европейцу до китайской границы. Но властям не до этого, как, впрочем, и не до директив Брюсселя, которые определяют стандарты, которым все должно соответствовать. Безопасность – ниже плинтуса, шумность ж/д составов вообще – ни в какие рамки, электромагнитные излучения зашкаливают, доступность для людей с ограниченными возможностями просто отсутствует и так далее. И на то, чтобы соответствовать требованиям, нужно еще порядка 2 млрд долларов.

А взять деньги на модернизацию неоткуда. У самой «Укрзализныци» их нет и не предвидится: доходы разваливающихся железных дорог неудержимо падают. Государство – тоже не помощник. Частные инвестиции? Даже не смешите. О чем тут говорить, когда из-за высочайшего уровня коррупции в стране новое руководство «Укрзализныци» даже не решается проводить тендеры: все равно разворуют. Хорошо, допустим, объявят приватизацию. Но, как говорят эксперты, а кому этот, простите, хлам нужен? Сейчас уже никому. Бед не оберешься, тем более, когда речь – о приватизации по-украински: Запад обжегся уже не раз.

Ну так что делать-то? Попробовало было новое руководство этим летом повышать цены на перевозки – как грузовые, так и пассажирские. Получилось себе дороже: оборот не только не возрос, но и еще больше упал. Пассажиры пошли пересаживаться на автобусы. А производители сократили отгрузку продукции и сейчас хором объясняют, что их продукция и так – на грани рентабельности, а новые расценки их вообще убивают.

Назад расценки, конечно, уже не вернут. Но повышать их дальше руководство «Укрзализныци» тоже вряд ли решится. В итоге польский предприниматель и рок-музыкант Войцех Балчун, который в середине этого года стал руководителем «Укрзализныци», видит только один способ решения проблемы: экономия на работниках. По сведениям украинской прессы, сокращения могут коснуться до половины общего числа сотрудников. В стране, где и так напряженная социальная обстановка – явно не лучший шаг.

Получается как в шахматах, где есть такая позиция – называется цугцванг. Это когда любой следующий ход ухудшает положение. Общая ситуация на Украине бьет по железным дорогам. «Укрзализныця» наносит ответный удар – и бьет по другим отраслям экономики. И так по кругу. Вопрос только в том, кто кого добьет быстрее – Украина свои железные дороги или они – ее.

Олег Обухов