Что будет с теми, для кого Россия — единственный способ выжить?

Что будет с теми, для кого Россия — единственный способ выжить?

Украинские верхи продолжают накалять отношения всё ещё братских народов, всерьёз обсуждая новые популистские инициативы. А именно — визовый режим с Россией. Это тот случай, когда реального агрессора нет, а борьбу с ним показать хочется. То, что это только иллюзия противостояния, подтверждает факт запрета въезда россиян на территорию незалежной, который практикуется ещё с 2014-го года. Тогда к чему эти формальности?

Боятся, что мы отправим к ним своих «Сущенко»? Цели украинской политической элиты понятны нам и без шпионажа.

Любопытно, что именно арест корреспондента информагенства «Укринформ» вдохновил бывшую лётчицу Савченко на призывы поддержать введение жёстких условий пересечения российско-украинской границы. «Нужно устанавливать четкую границу. Визовый режим больше защитит украинцев, которые ездят работать в Россию… Я считаю, что в настоящее время визовый режим нас защитит. Закроем визовый режим с Россией, откроем визовый режим с Европой, это будет гораздо более позитивный результат», — заявила депутат Верховной Рады Савченко. В анекдотах высмеивают женскую логику, но в данном конкретном случае, гендерная принадлежность экс-наводчицы тут не причём. Здесь особая логика — украинская. И я сейчас не о тех украинцах, которых на самом деле нужно защищать. Вот только не от России, а от законотворцев, которые своими инициативами только усугубляют и без того непростую ситуацию.

Так в чём же все-таки причина такого активного обсуждения визового режима?

Многокилометровых очередей из российских туристов на украинский границе не наблюдается. Да, раньше многие российские мужчины ездили на Украину за секс-туризмом. Ведь украинки всегда славились сговорчивостью. Вот только сейчас из-за тяжелейшей экономический обстановки, которая царит в «ридной неньке» жрицы любви вынуждены массово эмигрировать, и сами приезжают. Куда? Правильно — в «страну-агрессор».

За судьбу украинских распутниц я не волнуюсь. Их талантам всегда найдётся применение. Как с миллионами гастарбайтеров быть, семьи которых кормятся только благодаря денежным переводам из России? На родине работы нет, а Европа по зубам только продвинутым заробитчанам, знающим на иностранном языке хотя бы тот минимум, который позволит пополнить ряды дешёвого обслуживающего персонала. Что будет с теми, для кого Россия — единственный способ выжить? Мы ведь должны ответить на откровенное хамство украинских властей? Или нет? Вообще, чем чреват наш русский ответ?

Видимо, Парубий и все те, кто поддерживает визовый режим между нашими странами, даже не представляют, какими могут быть последствия, прежде всего, для самих украинцев, оставшихся без работы. Они вернутся домой, где только нищета и разруха, где один вариант заработать — криминальный. А те, кто таким путём идти не хочет, будут вынуждены выйти на новый майдан. И это уже будет действительно народное восстание. Несколько десятков могут и разогнать. Порошенко, в отличие от Януковича, с людьми не церемонится. Если против действующей власти выйдут сотни тысяч, президент незалежной уже не сможет убедить мировое сообщество в том, что это сепаратисты и российские солдаты, посягающие на территориальную целостность Украины. Следовательно, тёплые места в Раде придётся оставить.

Российско-украинские отношения не наладятся, если нынешнее руководство Украины останется у руля. Нет, я не призываю к антиконституционным методам решения проблем и свержению главы государства, даже если он сам захватил бразды правления незаконно. Я говорю о последствиях визового режима, и о том, что этим украинская власть сама себе роет политическую могилу. Хотя, то, что мертво, умереть не может.

Что касается многовековой дружбы двух народов, я верю, что для поддержания добрых человеческих отношений — границ не существует. Всё больше простых украинцев осознают, что были одурачены псевдореволюционерами, и что россияне никогда не были и не будут для них врагами.

Диана Кади