Неаккуратные высказывания государственных чиновников о Великой Отечественной войне абсолютно недопустимы

Не тревожьте ящик Пандоры!

Те, кто подвергает сомнению легенду о подвиге 28 панфиловцев — «мрази конченые», заявил министр культуры Владимир Мединский, обсуждая с журналистами историю этого боя по итогам просмотра ленты «28 панфиловцев» президентами РФ и Казахстана. И с этим трудно не согласиться.

Однако мотивация данной позиции господина министра в некоторой её части вызывает обоснованное недоумение.

«Мое глубочайшее убеждение заключается в том, что даже если бы эта история была выдумана от начала и до конца, даже если бы не было Панфилова, даже если бы не было ничего — это святая легенда, к которой просто нельзя прикасаться», — сказал Мединский.

Официальное лицо, особенно в своих публичных высказываниях, должно быть предельно точным и адекватным. И не вправе болтать языком, не подумав. Это аксиома. Тем и отличаются государственные деятели от простых смертных. Что же мы слышим от господина министра культуры? «Даже если бы не было ничего – это святая легенда».

Ну, во-первых, я бы на его месте не стал так педалировать слово «легенда», которое в данном контексте выглядит как контрапункт исторической правде. Коль скоро это «легенда», то, стало быть, неправда.

Но кто же тогда остановил немецкие танки под Москвой? Зеленые человечки с Марса, или все-таки наши солдаты, пускай даже мы не знаем все их фамилии и конкретные обстоятельства боевых действий. И если это были не марсиане, то какая же это легенда?

И не кажется ли г-ну Мединскому, что если бы «не было ничего», как он теоретически допускает, то немцы не покатились бы назад от Москвы, а преспокойно дотопали бы до самого Урала? Кто бы их тогда остановил, если бы не было ничего? Зачем даже чисто гипотетически допускать отсутствие всякого реального содержания в бесспорном историческом факте – битве за Москву?

Наши предки реально положили сотни тысяч своих жизней на подмосковных рубежах, отстояли столицу и обратили врага в бегство. И все это ради того, чтобы целый российский министр сегодня упражнялся в инфантильной гипотетике на тему «если бы даже не было ничего» и называл их подвиг «легендой»?!

Может и моих четырех дядьёв, сложивших свои головы на пространстве от Харькова до Восточной Пруссии и Австрии тоже не было в природе? А был только один Маннергейм, который стараниями того же г-на министра нынче увековечен в бронзе в городе, который он душил на пару с Гитлером?

Как может российский министр, даже в порядке салонного трепа, рассуждать о Великой Отечественной войне и о великом подвиге нашего народа в сослагательном наклонении?

Неужели он взрослый человек с ученой степенью (которая сейчас, правда, оспаривается) не понимает, что сказанное на государственном уровне «если бы даже не было ничего», открывает настоящий ящик Пандоры и дает сигнал на выход тем темным силам, которые там заперты?

Нельзя бездумно бросаться словами, находясь на такой должности. Тем более, что слово, особенно в сочетании с властью, имеет материальную, а порой и убойную силу.

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов