70 лет назад, 1 октября 1946 года, завершился международный Нюрнбергский процесс и был оглашен его приговор. Представители СССР, США, Великобритании и Франции, которые судили высшее руководство нацистской Германии, приговорили половину подсудимых к смертной казни через повешение.

Нюрнбергский трибунал

Нервная улыбка Геринга

Приговор трибунала судьи начали читать еще 30 сентября 1946 года, но перечисление преступлений заняло целый день и закончилось только 1 октября. Во время его чтения подсудимые делали вид, что им все равно, однако было видно, что они нервничают.

Герман Геринг пытался улыбаться, его сосед, Рудольф Гесс, что-то судорожно писал на листках бумаги. Вильгельм Кейтель сидел, судорожно выпрямившись, Эрнст Кальтенбруннер нервно двигал челюстями, а Альфред Розенберг съежился, как в ожидании удара. Ханс Франк горестно качал головой, Юлиус Штрейхер демонстративно скрестил на груди руки, Вальтер Функ низко опустил голову и беспокойно двигался туда-сюда.

На скамье подсудимых не было руководителя Третьего рейха Адольфа Гитлера, главного эсесовца Германии Генриха Гиммлера, министра пропаганды Йозефа Геббельса, личного секретаря фюрера и высшего функционера НСДАП Мартина Бормана. Все они, за исключением Бормана, убитого во время уличных боев в Берлине, покончили с собой, испугавшись ответственности за свои деяния. Судьба Бормана в тот момент была неизвестна, и его судили заочно.

Не расстрелять, но судить

Но и те, кому оглашали приговор в этот осенний день, не были мелкими сошками: от наци номер два, рейхсмаршала, командующего люфтваффе Геринга до гауляйтера Франконии, идеолога расизма и антисемитизма Штрейхера. Они готовили и проводили в жизнь чудовищную политику нацистской Германии, которая привела к гибели десятков миллионов человек во многих странах.

О том, что высшее политическое и военное руководство Третьего рейха должно понести суровое наказание, союзники решили еще в ходе Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Великобритании осенью 1943 года. Слишком велики были преступления совершенные гитлеровским режимом.

Окончательно вопрос был решен во время Ялтинской конференции в феврале 1945 года. Несмотря на то, что премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль настаивал на немедленном расстреле главных нацистских преступников, руководителю СССР Иосифу Сталину удалось убедить своих собеседников (в том числе и президента США Франклина Рузвельта) в том, что Гитлер и его окружение должны предстать перед международным судом.

Сближение позиций сторон

Обнародовать это решение до окончания войны не стали, опасаясь, что немцы будут отыгрываться на военнопленных. Позднее о решении конференции уведомили генерала Шарля де Голля, руководителя «Сражающейся Франции».

На состоявшейся в июне-августе 1945 года Лондонской конференции страны-союзники учредили международный трибунал и определили принципы его работы. В частности, необходимо было сблизить позиции континентального права (которое представляли СССР и Франция) с англо-саксонским (за которое ратовали США и Великобритания).

В итоге, по значительному числу организационных и процессуальных вопросов были найдены компромиссные решения. Был принят ряд предложений советской стороны. В частности, председатель трибунала назначался поочередно — вместо жеребьевки, подсудимым должно было быть предоставлено последнее слово, обвинительные заключения должны были быть подробными, судьи получили право допрашивать подсудимых.

Символичность места суда

Было решено, что международный трибунал будет работать в американской зоне оккупации, во втором по величине городе Баварии, Нюрнберге. Этот выбор был неслучаен и носил символический характер. На местном стадионе нацисты любили проводить свои помпезные партийные съезды, и именно здесь были приняты чудовищные расовые законы «О гражданах рейха» и об «Охране германской крови и германской чести».

Местом проведения процесса был выбран Дворец правосудия, который сравнительно мало пострадал от бомбежек союзной авиации, вмешал в себя более тысячи человек, входивших в международный трибунал, и был соединен подземным ходом с тюрьмой, где содержались обвиняемые.

20 ноября 1945 года состоялось первое заседание международного трибунала. В его состав на паритетных началах входили по два судьи от четырех стран-победительниц — СССР, США, Великобритании и Франции. От Советского Союза нацистов судили генерал-майор юстиции Иона Никитченко и полковник юстиции Александр Волчков.

Под охраной американских солдат

Такой же принцип был соблюден и в отношении четырех главных обвинителей с их заместителями и помощниками. СССР делегировал на процесс Романа Руденко, на тот момент занимавшего должность прокурора Украинской ССР.

В свою очередь, подсудимые получили квалифицированных защитников из числа немецких адвокатов. Охрану заседаний, как и сопровождение подследственных в тюрьму осуществляли военнослужащие американской армии.

Подсудимым был предъявлен ряд обвинений — в преступлениях против мира и человечности, развязывании мировой войны, проведении политики расизма и антисемитизма. Кроме этого им вменялось в вину убийства и жестокое обращение с военнопленными.

Свидетельство бывшего фельдмаршала

Столь тяжелые обвинения были подкреплены серьезной доказательной базой. Выступали десятки свидетелей. В частности, весьма неожиданным и неприятным для сидящих на скамье подсудимых стало выступление бывшего командующего 6-й армии фельдмаршала Фридриха Паулюса, плененного в Сталинграде.

Именно ему, до войны одно время преподававшего военную историю в академии РККА имени Фрунзе, была поручена разработка нападения на Советский Союз под кодовым названием «Барбаросса». Парировать доводы такого свидетеля нацистским адвокатам было нечем, кроме подколки: мол, продолжает ли свидетель читать лекции в Московской академии Фрунзе?

На это дал весьма остроумный ответ обвинитель от Великобритании Дэвид Максуэлл-Файф. «Похоже, что адвокат не разобрался, кто же кого победил в этой войне. Насколько можно судить, русская армия разгромила германскую армию. Так не будет ли более резонным немецким генералам слушать лекции русских генералов, а не наоборот?» — сыронизировал британец.

Хладнокровный обер-палач

После Фултонской речи Уинстона Черчилля 5 марта 1946 года, между СССР и Западом началась «холодная война» и нюрнбергский трибунал работал весьма напряженно. Что дало надежду обвиняемым, в первую очередь, Герингу, на военный конфликт между недавними союзниками, который бы похоронил судебный процесс.

По-настоящему черным днем для главных нацистских преступников стал допрос в качестве свидетеля бывшего коменданта лагеря смерти Аушвиц-Биркенау возле польского города Освенцим оберштурмбанфюрера СС Рудольфа Хёсса.

Когда его спросили, сколько людей было уничтожено в концлагере, этот обер-палач (повешенный по приговору суда в Польше 2 апреля 1947 года), не моргнув глазом ответил: два с половиной миллиона человек.

Убийства в промышленных масштабах

А затем подробно, чуть ли не с гордостью, рассказал, как с помощью газа циклон Б, представлявшего из себя порошок синильной кислоты, массово удушались заключенные. По его словам, в каждой из газовых камер Аушвица за один раз убивали сразу по две тысячи человек, в то время как в другом лагере смерти, Треблинке, однократно истреблять могли только по 200 несчастных.

К счастью, далеко не всех заключенных нацистам удалось уничтожить и их рассказы, а также кинохроника бесчисленных трупов в концлагерях, показанная в ходе заседания трибунала, произвели на присутствующих сильнейшее впечатление.

Но самыми главными свидетелями были сами национал-социалисты. Точнее документы, в которых скрупулезно фиксировались все их деяния. После войны в руки союзников попали важнейшие архивы Третьего рейха, например, германского генерального штаба.

Цепляясь за саван Гиммлера

Видные гитлеровцы подробнейшим образом протоколировали все свои преступления, ведя дневники, прибегая к помощи стенографисток и фотографов. Все их призывы и приказы убивать, сжигать, отравлять, грабить по-немецки аккуратно заносились не только на бумагу, но и на кинопленку. Как и отчеты об исполнении.

Конечно, они делали это, чувствуя себя победителями и не рассчитывая на то, что эти документы станут против них серьезнейшими уликами. Позже они страшно жалели об этом, юлили и трусливо пытались свалить всю ответственность на мертвого Гитлера или Гиммлера.

Но как сказал в своей итоговой речи обвинитель от США Роберт Джексон, «Гитлер не унес всю ответственность с собой в могилу. Вся вина не завернута в саван Гиммлера».

Обвинитель Джексон подчеркнул, что каждый из сидящих на скамье подсудимых в Нюрнберге является сообщником этих мерзавцев и должен заплатить за свои преступления.

Чтобы и следа их не осталось на земле

В свою очередь, обвинитель от СССР Роман Руденко поставил вопрос шире — должны быть осуждены не только конкретные палачи, но целиком «система германского фашизма» со всеми партийными, правительственными эсесовскими и военными организациями, которые обслуживали указания главных нацистов.

В итоге, Нюрнбергский трибунал признал преступными организациями СС, СД, гестапо, и руководящий состав НСДАП. Он приговорил половину из подсудимых к смертной казни через повешение. Ряд нацистов получили серьезные тюремные сроки, трое, во главе с наци № 3 Рудольфом Гессом, пожизненное заключение. Трое были оправданы, но вскоре предстали перед комиссией по денацификации и были осуждены.

Смертные приговоры осужденным (Геринг покончил с собой за несколько часов до казни) были приведены в исполнение в ночь на 16 октября 1946 года в спортзале Нюрнбергской тюрьмы профессиональным палачом из США Джоном Вудзом и его помощником Джозефом Малтой.

После этого трупы были сожжены в мюнхенском крематории, а пепел развеяли с самолета по ветру, чтобы ничего больше не напоминало об этих людях.

Сергей Варшавчик

Метки по теме: