Анкара настолько одинока на Западе, что ей нужен даже Борис Джонсон. Какой позор.

Борис Джонсон и Эрдоган

Абдул-Хамиду II так часто подражают… Вот и нынешние события напоминают времена этого султана.

Wikipedia вкратце характеризует Абдул-Хамида так: «Проводил сбалансированную политику в отношении Запада, исламистскую политику в отношении Востока, укреплял абсолютизм».

Вылазка Бориса Джонсона (Boris Johnson) в Турцию в качестве министра иностранных дел — пример именно такой политики.

Разве нынешний глава Турецкой Республики, которого часто представляют в привязке к ценностям, ассоциирующимся с Абдул-Хамидом, не руководит нами таким образом?

Как и сто с лишним лет назад, дворец снова навязывает Турции и Востоку исламистскую политику, при этом на Западе, даже в отношении таких политиков, как Джонсон, который самыми оскорбительными эпитетами отзывается о нашей стране, он предпочитает «баланс». Внутри страны, как известно, в один момент воцарился абсолютизм.

Когда вы смотрите на деспотизм Абдул-Хамида и на то, что происходит сегодня, вы видите, что ничего не изменилось.

В ту эпоху «осведомительство» превратилось едва ли не в гонку в обществе.

Сегодня мы видим, что, к сожалению, даже самые влиятельные семьи страны участвуют в доносительстве…

Честных чиновников или просвещенную интеллигенцию во времена Абдул-Хамида выгоняли или зачищали.

И сегодня происходит примерно то же самое.

Наконец, пресса при «цензуре Абдул-Хамида» так же, как и сегодня, пришла в смехотворное состояние.

«Вильгельм-хаджи»

Именно в такой обстановке в 1898 году к Абдул-Хамиду прибыл германский император, кайзер Вильгельм II.

Чтобы привлечь на свою сторону общину единоверцев «халифа», кайзер даже пустил о себе слух, что он сам «перешел в мусульманство» и «совершил хадж». По требованию Кайзера эта пропаганда «Вильгельм-хаджа» присутствовала во всех газетах Османской империи, находившихся под цензурой Абдул-Хамида.

Значит, за 118 лет ничего не изменилось.

Министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон, который четыре месяца назад не воздерживался от самых обидных оскорблений в адрес первого лица турецкого государства и выиграл референдум о Брексите на основе антитурецкой и антиэрдогановской риторики, используя нашу страну в роли «козла отпущения», теперь радостно прибывает в Анкару и, глядя прямо нам в глаза, приторно подлизывается, хвалясь своим «османским происхождением».

Недоставало только одного: чтобы он по примеру Вильгельма II сказал, что «совершил хадж»…

Он гордится даже «турецким брендом стиральной машины» в своем доме.

Вопреки «туркофобии», которую Джонсон использовал на всю катушку в ходе проведения референдума о членстве в ЕС, он, словно издеваясь, говорит, что будет помогать Турции стать членом союза.

Для определения людей такого профиля в Турции есть большой словарь вплоть до «бессовестный», «гнилой», «назойливый», «бесцеремонный»… «бесчестный».

Но руки связаны. Как и после визита Вильгельма-хаджи, который в свое время заставил мир смеяться над Османской империей, национальная пресса не может написать свободную статью о визите Бориса Джонсона.

Здесь начинает действовать «самоцензура».

Верх лицемерия

При этом в британской прессе о шокирующем визите Джонсона пишут гораздо смелее.

Практически все британские издания по случаю этого визита ссылаются на то отвратительное стихотворение Джонсона про Эрдогана, которое мы здесь не смогли опубликовать. Они отмечают, что Джонсон, несмотря на это, похвалился в Турции своими «османскими корнями». И хором выводят на передний план пустое обещание британского министра «поддержать членство Турции в ЕС».

Издание Huffington Post обобщило ситуацию двумя словами: «Лицемерие в действии!» (Hypocracy in action!)

В этом заключается главная разница между Западом и Востоком. На Западе есть общественное мнение. У нас нет.

В Великобритании таинственная сила, называемая «общественным мнением», удивляется тому, что Джонсон, не принеся даже публичных извинений, прибывает в Турцию с целью заключить «гигантское торговое соглашение».

Дело не только в стихотворении Джонсона; удивляет само по себе то, что Эрдоган, требующий объяснений от каждого, кто берется ему перечить, не сказал ни слова британскому министру и принял его как ни в чем не бывало.

А значит, когда речь идет о власти, интересах, реальной политике и «большой игре», такие темы, как оскорбление и уважение, остаются на втором плане.

Анкара настолько одинока на Западе, что ей нужен даже Борис Джонсон.

Какой позор.

Нильгюн Джеррахоглу, Cumhuriyet, Турция

Перевод ИноСМИ