Почему отмена вето президента США будет иметь далеко идущие последствия

Как Конгресс утёр нос Обаме

В среду обе палаты Конгресса США преодолели вето президента Обамы, наложенное на так называемый Билль об 11 сентября.

Теперь американские суды могут рассматривать иски к иностранным государствам, поданные жертвами террористических актов. Несмотря на все уговоры администрации Белого Дома и госдепартамента, законодатели были непреклонны. Многие демократы присоединилось к своим коллегам-республиканцам. Сенат принял законопроект 97-ю голосами против одного (поданного лидером демократического меньшинства Гэрри Ридом). Несколько часов спустя проголосовала Палата Представителей с результатом 348 против 77.

Таким образом, впервые за президентство Барака Обамы его вето было преодолено. Внесена существенная поправка в закон о суверенном иммунитете иностранных государств (Foreign Sovereign Immunities Act — FSIA), который выводил другие страны, их правительства и ведомства из под юрисдикции американских судов. В суд можно было подавать на граждан других государств и их корпорации, но не на государства.

Нынешние поправки к FSIA вводят в закон одно существенное исключение: теперь в отношении другой страны может быть подан иск за пособничество террористическим актам, состоявшимся на территории США.

Конгрессмены, принимая закон, имели в виду прежде всего Саудовскую Аравию, некоторых руководителей которой подозревают в помощи лицам, совершившим теракты 11 сентября 2001 года. Пятнадцать из девятнадцати террористов, ответственных за захват воздушных судов в тот день, были гражданами Саудовской Аравии.

Понятно, однако, что применяться положения нового закона могут и в отношении других стран.

И это имеет далеко идущие последствия.

Теперь иностранные государства, подозреваемые в пособничестве терроризму, подпадают под юрисдикцию внутренних американских судов, а не международных. И решения, принятые федеральными судьями где-нибудь в Алабаме или Флориде, государственный аппарат обязан будет исполнять — арестовывать иностранное имущество, замораживать счета и т.п.

Это означает, что все страны, все государственные банки и казначейства, имеющие долларовые активы и американские ценные бумаги — а у кого их сегодня нет! — будут, в случае чего, вынуждены защищаться в судах США по их внутренним правилам.

Американские присяжные и судьи, как показывает практика, очень редко оказываются снисходительными в отношении иностранных граждан. Когда же вместо живого человека ответчиком выступает некая чужая страна, вердикт можно считать предрешенным.

Саудовская Аравия уже заявляла протест в связи с рассмотрением нового закона и даже пригрозила продать свои немалые американские активы, что может негативно сказаться на устойчивости курса государственных ценных бумаг США (в которых держит часть средств и наша страна).

Союзнические отношения с королевством Аль-Саудов оказываются, таким образом, под угрозой.

Но это не главная проблема.

Белый Дом, Пентагон и представители разведсообщества полагают, что многие страны могут воспользоваться данным законом как поводом для оспаривания иммунитета американских военнослужащих и сотрудников спецслужб на своих территориях.

Соединенные Штаты не признают юрисдикции иностранных судов (равно как и международных) над своими военнослужащими и считают любые действия правоохранительной системы другого государства в их отношении посягательством на свой суверенитет.

Эта позиция подвергалась и подвергается критике в мире. Но со временем с ней смирились. Кроме того, с принятием FSIA США стали первой страной, которая в явной форме внесла во внутреннее законодательство положение об иностранном иммунитете. И это самоограничение часто использовалось как аргумент против критиков неподсудности американских военных.

Теперь этого аргумента нет. Вряд ли, конечно, кто-то станет хватать военнослужащих США и предавать их местному суду, но вот иски о возмещении ущерба, возникшего в результате зарубежных военных операций армией Соединенных Штатов, могут появиться.

Многие страны наверняка решат, что им необходимо принять симметричные меры и отменить суверенный иностранный иммунитет в отношении Америки. А возможно, и некоторых ее союзников. Это может вызвать цепную реакцию. В результате одни страны будут судить другие в своих внутренних судах чуть ли не каждый день.

Разумеется, это произойдет не завтра, но в недалеком будущем, учитывая напряженную международную обстановку, такую перспективу сбрасывать со счетов нельзя.

Конечно, многое будет зависеть от того, как будут проходить процессы после принятия закона. Если дело ограничится Саудовской Аравией и несколькими миллионами долларов присужденных компенсаций, вполне возможно, что эффекта домино в мировых масштабах не возникнет.

Однако довольно большую проблему будут представлять собой и сами процессы. Дело в том, что страна, которая будет защищать себя в американском суде, обязательно затребует документы в ЦРУ, пентагоне, министерстве внутренней безопасности и т.д., необходимые ей для ведения дела. И многие из этих документов могут оказаться секретными. Юридически у суда нет никаких оснований отказывать в этих требованиях, так что процесс может стать особой разведывательной операцией ответчика.

Само разбирательство можно сделать закрытым, но наличие в процессе иностранного лица сводит эту меру на нет.

Помимо соображений нацбезопасности, американских военных и спецслужбы, без сомнения, беспокоит и то, что в ходе процессов могут всплыть и грязные секреты силовых структур США.

Ну а мировое сообщество беспокоит другое — не станут ли закон интерпретировать слишком широко. Например, сегодня в Штатах все чаще говорят о кибертерроризме.

Так не сочтет ли завтра какой-нибудь мистер Джонс, что ему нанесен ущерб в результате хакерской атаки, которая предположительно совершена Россией, Китаем или Ираном? А если мистер Джонс сам не догадается, то ведь ему компетентные люди могут и подсказать, правда?

О чем думали законодатели, понятно — о перевыборах, которые состоятся одновременно с избранием нового президента страны. Билль очень популярен в народе. Но как следующая администрация будет выпутываться из создавшейся ситуации, сказать сложно.

С чем ей точно надлежит быть осторожнее в новых условиях, так это в навешивании ярлыков пособников террористов. Каждое неосторожное высказывание — это потенциальный иск, защищать свою страну от которого в Штаты приедут юристы с четким планом разведывательной деятельности.

Дмитрий Дробницкий, Life.ru