В Боснии и Герцеговине состоялся референдум о празднике, который определит будущее сербского населения страны

Референдум в Республике Сербской

В Республике Сербской, являющейся частью Боснии и Герцеговины, 25 сентября прошло голосование по вопросу празднования дня создания этого сербского анклава. Политики, представляющие боснийских мусульман, уверяют: этот плебисцит станет первым шагом республики на пути к объявлению независимости от Сараево. Сербы утверждают, что вопрос об отделении будет актуален только в случае провокаций со стороны центральных властей.

Избирательные участки в Республике Сербской (РС) закрылись в 19.00 по местному времени. Явка составила более 50% населения региона. На момент сдачи заметки предварительные результаты свидетельствовали: около 90% голосовавших высказались за то, чтобы продолжать отмечать День республики в сербском регионе 9 января — вопреки решению конституционного суда страны.

Ранее политический лидер боснийских мусульман (бошняков) Бакир Изетбегович заявил, что референдум является «пробным». По его словам, сторонники президента РС Милорада Додика планируют другой референдум: о выходе сербского региона из состава страны.

В ноябре 2015 года Конституционный суд Боснии и Герцеговины признал неконституционной часть закона «О праздниках РС» в отношении Дня Республики Сербской. Инициатором проверки законности даты празднования выступил тот же Изетбегович, который является членом президиума (трехчленного правления, сформированного Дейтонским соглашением 1995 года по итогам этноконфессиональной войны) страны от бошняков.

Всю неделю перед референдумом власти РС и официальный Сараево обменивались резкими заявлениями.

В ответ на критику Изетбеговича Милорад Додик заявил, что РС действительно выставит на референдум вопрос о независимости региона в 2018 году — но только если сараевские власти предпримут силовые операции в отношении сербов в ответ на голосование 25 сентября.

«Если бы произошли попытки решить все силовыми методами, мы бы тотчас же вышли из состава страны, — рассказал он в интервью информационному агентству «Спутник». — Мы не собираемся ни секунды оставаться в государстве, где другая сторона применяет к нам насилие».

По мнению сотрудника Института славяноведения РАН Георгия Энгельгардта, «еще неделю назад шансы на референдум об отделении РС выглядели нулевыми». «Однако реакция сербов на заявления Изетбеговича дают понять: теперь все зависит от того, насколько резкой будет реакция высоких представителей Сараево и Запада, — считает эксперт. — Если у них не хватит выдержки и будут введены жесткие санкции, то новый референдум вполне вероятен».

«Сейчас вся политическая игра сводится к тому, кто первым нарушит эти мирные соглашения. РС будет ждать первый шаг с другой стороны», — добавил Энгельгардт.

Сербы ущемленные

С самого начала, с момента провозглашения независимости от Югославии, формат Боснии и Герцеговины не устраивал местное сербское население. Весной 1992-го, когда по инициативе мусульманского населения Босния провозгласила независимость, местные сербы выступили против. Они хотели жить если не в единой Югославии, то по меньшей мере в составе Сербии. Была провозглашена Республика Сербская, политическим руководителем которой стал Радован Караджич, а военным — Ратко Младич.

Под давлением внешних сил, в немалой степени США, президент независимой Боснии Алия Изетбегович отказался признавать независимость Республики Сербской. Это и стало прологом продолжавшейся с 1992 по 1995 год боснийской войны. Третьей стороной в конфликте выступили хорваты, которые составляли этническое большинство в некоторых городах и районах.

Военные действия были прекращены после вмешательства авиации стран НАТО на стороне боснийцев. После двух недель бомбардировок сербам пришлось согласиться на перемирие. Далее последовали мирные переговоры на американской военной базе в Дейтоне (боснийских сербов представлял президент Сербии Слободан Милошевич).

21 ноября 1995 года был подписан мирный договор. Война закончилась, но напряженность между этническими группами в Боснии осталась.

В составе Боснии и Герцеговины были образованы два субъекта (энтитеты): мусульманско-хорватская Федерация Боснии и Герцеговины и Республика Сербская. Особый статус имеет округ Брчко — он находится под управлением ООН.

Самой ущемленной стороной оказались сербы. Они потеряли часть территорий, где компактно проживали ранее, и округ Брчко, который соединяет восток и запад Республики Сербской и является стратегически важным для нее. Последовавшие после войны судебные разбирательства в Гаагском суде по военным преступлениям ударили прежде всего по сербам. Радован Караджич был приговорен к 40 годам тюремного заключения. Продолжается процесс над Ратко Младичем. Никто из первых лиц со стороны бошняков или хорватов не предстал перед трибуналом.

С 1998 года власти Боснии и Герцеговины при содействии ООН проводили политику интеграции основных институтов власти в Сараево с РС. Была, к примеру, сформирована общая для всей страны армия. Однако по большей части процессы интеграции носили формальный характер и за 21 год с момента окончания войны особых успехов не принесли.

Москва ждет реакции

Значительную проблему для интеграции составляет рост радикальных настроений среди основных этнических групп населения Боснии и Герцеговины. Молодежь эти два десятка лет продолжает жить в закрытой моноэтнической среде.

По мнению публициста Олега Валецкого, участника боснийской войны 1992–1995 годов, среди молодых боснийских сербов, в войне не участвовавших, давно доминирует массовая психология, направленная против бошняков. Такая же психология превалирует в среде остальных этнических групп Боснии и Герцеговины.

«Националистические процессы два десятка лет культивировались в стране при поддержке политические кругов, — рассказывает Валецкий. — Плохо это или хорошо — отдельный вопрос, однако бросается в глаза поразительное безразличие к данным процессам западных дипломатов, а также противоречие в политике того же Белграда. Сербское руководство, поддерживая подобную политику в Боснии и Герцеговине, у себя сербский национализм, напротив, подавляет».

Одним из элементов самосознания боснийских сербов является именно празднование Дня Республики Сербской 9 января.

Накануне референдума Додик посетил Москву, где встретился с Владимиром Путиным. Лидер боснийских сербов позже рассказал журналистам, что на встрече обсуждалась в основном экономика, но были затронуты и политические вопросы.

«Президент Путин уже осведомлен, что у нас проходит референдум. Он пожелал нам удачи. Путин подчеркнул, что Россия заинтересована в стабильности региона — Боснии и Герцеговины и Республики Сербской», — цитирует Додика сербское издание «Политика».

Российские дипломаты еще в августе поддержали референдум в РС. С их точки зрения, население имеет право на проведение плебисцита по важному для них вопросу.

«Тот факт, что Путин лично встретился с Додиком, дает понять: Москва однозначно поддерживает нынешние власти Республики Сербской. За последние десять лет у власти Додик продемонстрировал себя последовательным и надежным партнером, — считает Георгий Энгельгардт. — Через год в Боснии и Герцеговине пройдут муниципальные выборы. Через два года — парламентские и президентские. Все три боснийских общины внимательно смотрят, какие активы у Додика. Может ли он продемонстрировать реальную поддержку со стороны Кремля, или с ним готовы встречаться лишь незначительные фигуры. Встреча с Путиным в этом контексте, конечно, многое говорит».

Встреча политиков была посланием и Москвы в адрес Запада.

«Нынешняя политика Кремля относительно боснийских сербов была сформирована задолго до крымского конфликта с Западом, около десяти лет назад, — добавил собеседник «Газеты.Ru». — Она реактивная. У России есть экономические интересы в РС. Здесь у «Зарубежнефти» есть НПЗ в городе Брод, самый западный актив компании. Если в регионе сменится власть, то этот актив, скорее всего, пропадет».

Исходя из этого, Москва продолжит нынешнюю политику в Боснии и Герцеговине, считает эксперт. Россия будет сохранять поддержку властей Республики Сербской и реагировать только на особенно острую реакцию Запада. По данным Reuters, представители ЕС в стране уже осудили референдум как противозаконный.

Александр Рыбин, Игорь Крючков

Метки по теме: ; ; ;