В это воскресенье, 25 сентября, в европейской стране прошел судьбоносный референдум… Подсчет голосов еще идет, но уже с уверенностью можно сказать, что проголосовавших «за» — абсолютное большинство, почти 100% избирателей, что окажет колоссальное влияние на ситуацию во всем регионе…

Драма Республики Сербской: Как весь Запад ополчился против референдума о празднике

Наверное, так стоило бы начинать текст о событии, которое привлекло такое количество то настороженных, то гневных комментариев со стороны. «Обострение ситуации на Балканах», «угроза сепаратизма», даже намеки на военные действия и паранойя из-за встреч на международном уровне: чего только не звучало на фоне предстоящего плебисцита в Республике Сербской. И все это при минимальной дозе сугубо информативного, скажем так, «ликбезного» наполнения в мировых средствах массовой информации, при том, что и сама территория необычная и нуждается в отдельном представлении.

Республика Сербская – государственное образование с особым положением, сербская автономия на территории Боснии и Герцеговины. Ее появление, как и сложный международный статус, — последствие кровавого противостояния бошняков и сербов в годы распада Югославии.

Создание сербской автономии (Республики Сербской Боснии и Герцеговины) стало ответом на отделение от Югославии Словении и Хорватии. В состав сербской автономии вошли земли, где большинство жителей голосовали против выхода Боснии и Герцеговины из состава Югославии. Ее провозглашение – 9 января 1992 года – сохранилось в календаре как знаменательная дата, День Республики Сербской. Собственно говоря, вокруг этого праздника и разгорелся конфликт, который давно вышел за пределы РС и даже Боснии и Герцеговины…

Республика Сербская принимала активнейшее участие в «боснийской войне», самые сложные эпизоды которой по сей день рассматриваются в Международном Гаагском трибунале. Она оставалась самопровозглашенной и непризнанной вплоть до ноября 1995 года, когда были заключены Дейтонские соглашения. Этот международный документ и ныне определяет особый статус Республики Сербской в составе Боснии и Герцеговины. Помимо прекращения огня и размежевания территорий, сербы, боснийцы и хорваты договорились и конституционном устройстве страны и о системе власти, в которой обязательно быть представлены выходцы их всех трех народов.

Дух Дейтонских соглашений – мирное и равноправное сосуществование сербов, боснийцев и хорватов в рамках общего государства, пусть и с таким нестандартным устройством. Оно действительно получились громоздким, а сейчас и затрудняет вступление Боснии в Евросоюз, но любые попытки его реформирования неизбежно приведут к конфликту и нарастанию напряженности. Это доказывают и последние новости с Балкан.

В этом году торжества по случаю национального праздника боснийских сербов, 9 января, оказались под серьезным давлением. В конце 2015 Конституционный суд Боснии и Герцеговины признал незаконным проведение праздника Дня Республики Сербской 9 января. Разбирательство по этому вопросу длилось с 2013 года по запросу члена Президиума Боснии и Герцеговины (от боснийских мусульман) Бакира Изетбековича. По его словам, в декларации боснийских сербов от 1992 года можно усмотреть планы по территориальному отделению от других народов, ныне составляющих федерацию БиГ, а потому празднование несет в себе призыв к сепаратизму.

Утверждение это, мягко говоря, удручающее. Республика Сербская как энтитет, ныне входящий в федерацию, имеет только одну дату провозглашения, и потому перенести национальный праздник просто нелогично и  невозможно. Об этом говорил и президент Республики Сербской Милорад Додик, комментируя решение боснийского Конституционного суда.

Кампания против исторической даты лишь обозлила боснийских сербов, и, вопреки окрикам из Сараева, 9 января они лишь громче пели на улицах сербских гимн «Боже Правде» и еще яростнее размахивали триколорами… Более того, именно такое недружелюбное отношение (а не сам праздник!) надавило на больную точку и вызывало обострение в и без того сложных отношениях сербов и боснийцев. Так теперь уже на самом деле подогрелись разговоры с оттенком сепаратизма: пусть в сослагательном наклонении, если не блефе, но все же… Сегодня утверждения о том, что на Балканах сложилась напряженная обстановка, соответствуют действительности.

В том, что решение Конституционного Суда политизировано, сомнений нет, пожалуй, даже у его защитников. История даты известна, трепетное отношение к ней боснийских сербов – тоже. Как и сложности, которые испытывает Босния на пути к вступлению в Евросоюз из-за своего сложного конституционного устройства. Сербы – та часть страны, где и власти и народ категорически противится вступлению в ЕС, и самым простым способом осуществления «европейской мечты» боснийцев и хорватов было бы отстранение «соседей» от власти в стране в федерации. Фактически это означает постепенное стирание Республики Сербской как автономии. Не войной, так политикой.

Здесь интересно отметить и состав Конституционного суда Боснии и Герцеговины. Он состоит из девяти судей, где два – сербы, два – боснийцы, два – хорваты и три – иностранцы. Решение принимается простым большинством голосов. Таким образом, понятно, в какую ситуацию заведомо поставлены сербы. Когда перед сербскими судьями стоит защита интересов их народа, они заведомо поставлены в проигрышное положение, поскольку решение двух против семи ни при каких условиях не будут иметь веса.

После запрета национального праздника первой реакцией властей Республики Сербской стала идея о проведении референдума, где жителям задали бы вопрос об обязательности исполнения Баня-Лукой судебных решений из БиГ. Однако этот вопрос находился бы вне компетенции энтитета. В итоге вопрос был сужен до самого праздника 9 января. Гражданам предстоит определиться, считают ли они важным отмечать свой сербский праздник именно в этот день.

Официальное Сараево не признает законность и этого референдума. Конституционный суд Боснии и Герцеговины недавно вынес решение о том, что голосование незаконно, а также подтвердил незаконность праздника. В Республике Сербской настаивают, что действуют в соответствии с законом, поскольку решение о праздниках внутри энтитета вправе принимать сам энтитет.

«Референдум полностью соответствует Конституции БиГ и практике демократических государств в Европе и по всему миру. Дейтонское соглашение не содержит ни одного положения, которое можно было бы истолковать как запрет или ограничение на проведение референдума», — говорится в заявлении, опубликованной на сайте Представительства Правительства Республики Сербской в Москве.

Тем не менее, решение все-таки дать гражданам возможность высказаться вызвало бурю негодования в Боснии и в мире.

Экс-начальник военного штаба БиГ Сефер Халилович пригрозил, что в случае проведения спорного референдума будет военная реакция, и Республика Сербская исчезнет. Правда, Бакир Изетбекович дипломатично прокомментировал слова генерала, сказав, что они не отражают официальную позицию Сараева, хотя «понимает обеспокоенность патриотов Боснии».

Международные представители Совета за мир в Боснии и Герцеговины почти в полном составе (за исключением России) осудили референдум.

Высказался и председатель Военного комитета НАТО генерал Петр Павел, выступая в хорватском Сплите, назвал Балканы потенциальным источником военных действий.

«Балканам угрожает исламский терроризм и российское влияние», — так связал понятия чешский генерал, кстати, при этом отметив, что центром распространения терроризма могла бы стать мусульманская Босния.

Что в связи с событиями в этой стране может быть «российским влиянием» уже не нужно объяснять. Резкой критике со стороны прозападным СМИ был подвергнут недавний визит президента Республики Сербской Милорада Додика в Москву, где его принял президент России Владимир Путин.

В связи с этой встречей тут же принялись искать таинственный «российский след» вокруг референдума в Республике Сербской, будто забыв и про политическое решение боснийского Конституционного суда, против которого ожидаемо взбунтовались сербы, и бесчисленные комментарии иностранных посольств в отношении предстоящего референдума. Все это воспринималось как должное, и только поездка президента Додика в Москву – «российская угроза», стоящая в одном ряду с исламским терроризмом…

Референдум состоялся. Состоялся в атмосфере напряженности и национально-патриотического подъема – это вообще нередкая психологическая атмосфера на Балканах при очередном политическом конфликте с послевоенным подтекстом. И если отбросить в сторону идеологические аспекты, которые касаются только сербов, бошняков и хорватов, факт остается фактом: западные посольства и высокие представителя НАТО грудью встали против свободного референдума, референдума о празднике. Комедия или драма?

 

Оксана Сазонова, редактор News Front – Сербия.

Метки по теме: