Прежде всего скажу сразу: я не был ни в ДНР, ни в ЛНР. Я бывал в Донецке два или три раза, но это было очень давно, ещё во времена Советской власти. Не думаю, что внутренне этот город и его жители сильно изменились с тех пор. Скорее всего, нет. Город теперь наверняка красивее, товаров в магазинах больше, но жители, думаю, остались те же.

Донбасские уроки

И об этих жителях — разговор.

К Марксизму, так же, как и к Пушкину или Толстому, обязательно приходишь в конце концов, если у тебя в голове есть хотя бы одна работающая извилина. Если нет ни одной, а это встречается часто, — не придёшь никогда. Потому что это дело требует ума и опыта.

В молодости, когда все вокруг тебя кажутся дураками, а ты — самый умный, всегда хочется свергать авторитеты! Пушкина, Шекспира, Моцарта, Маркса, Ленина, Христа…

С течением времени эта инфантильная дурь выветривается у большинства, кроме отдельных экземпляров, рождённых с генетическими отклонениями. Остаётся соль. Смысл. Суть. А пока это не пришло — неудержимо тянет спорить с гениями! Как вшивого — чесаться!

Помню, как я с юношеским негодованием отвергал классовую теорию Маркса, которую, как теперь знаю, я не понимал в принципе! Хотя был уверен, что понимал.

Точно так же и я,  многие мои сверстники были уверены, что «работяга» — обидное слово и что быть рабочим — значит, быть аутсайдером, или, по-современному — лузером.

Что миром должны править умные и образованные люди с дипломами в кармане, и что именно их мораль должна быть определяющей.

Так думали мы тогда, в Союзе, будучи молодыми и безнадёжно глупыми. А потом выросли. И поумнели.

Молодёжь нынешней России думает, что дело не в профессии, а в том, сколько денег она приносит и что именно эта мораль должна править миром.

Часть из них тоже обязательно поумнеет со временем, другая часть, та, что с генетическими отклонениями, не поумнеет никогда. И это тоже естественно. Такова жизнь.

С возрастом возникает иное отношение к жизни, когда хочется дойти до первопричин, до сути событий. Когда хочется не только справедливости, но понимания условий, при которых она возможна.

И тогда Маркс возникнет сам по себе. Никуда от него не уйти! К нему придёшь, как к последней истине, как к Пушкину или Толстому.

А что же такое — эта «классовая теория»? В чём её смысл?

Смысл её в том, что есть такие категории населения, между которыми никогда, ни при каких условиях, не будет мира. Перемирие будет. А мира — не будет никогда.

Эти категории Маркс называл классами. И определял их по их отношению к производству. Одни — те, кто владеет заводом, другие — те, кто работает на нём.

Почему именно заводом, а не продуктовым магазином или баней?

Потому что, во-первых, именно там создаётся первичный материальный продукт. А во-вторых, потому что создаётся он великим трудом. До сих пор! Несмотря ни на какую автоматизацию! И вчера, и сегодня, и завтра шахтёр остаётся шахтёром, слесарь или токарь — слесарем или токарем, ткачиха — ткачихой, машинист — машинистом.

И какие бы автоматизация и компьютеризация ни были бы введены на производстве — машинное масло или угольная пыль на рабочих руках останутся всё равно!

А почему между ними никогда не будет мира? Потому что одни ради денег всегда будут стремиться использовать других. Обмануть их. Обсчитать. Использовать в своих целях. И потом отшвырнуть.

Человек может оказаться рабочим по самым разным причинам. Может пойти в цех сознательно, в силу своего выбора. Может оказаться там случайно. Но в любом случае он знает и понимает своё подчинённое положение, он отдаёт этому производству труд, ясно понимая, что его в любую минуту могут «надуть». И потому рабочий человек обладает обострённым чувством справедливости.

Это чувство у него — классовое. Так устроено подавляющее большинство рабочих.

А чувство справедливости автоматически предполагает уважение к себе. Не формальное, а реальное. Когда решения принимаются с учётом интересов рабочего человека, как классa.

Один конкретный Петрович может в чём-то ошибаться, может быть не прав, но весь цех или, тем более — завод неправым быть не может. И потому рабочий человек всегда прав! Эта правота у него — инстинктивна, это суть его натуры.

Оценивая конфликт на Донбассе, подавляющее большинство россиян немедленно принимает сторону восставшего Донбасса. При этом мало кто задумывается о том, чем именно привлекает его позиция Донецка и Луганска. Одни, особенно поражённые проказой национализма, убеждены, что это конфликт «русских и свидомых украинцев», другие — что причина войны — пророссийская позиция ЛДНР. Третьи — что причина конфликта — сопротивление американским проискам.

На самом деле всё это есть: и этническая, и политическая составляющие. Но главным здесь кажется совсем другое.

В Донбассе всегда проживало множество национальностей. Было бы полным идиотизмом думать, что там живёт исключительно русское население. Cудя по сопротивлению, которое оказывают дончане киевским визитёрам, это сопротивление вовсе не русское этнически. В одном ряду там и русские, и украинцы, и белорусы, и иностранцы, и кавказцы, и евреи и все прочие народы, издавна населяющие этот регион. Кто-то из них наверняка говорит по-русски, кто-то по-украински, как говорили и до войны.

И это означает, что дело не в национальностях и не в языке.

С другой стороны, многочисленные факты свидетельствуют, что присоединение к России, которое, хотя и разделяется многими, тем не менее, не является там первейшим приоритетом. Это совсем не Крым. Это регион совершенно другой природы, не случайно называющий себя Новороссией, а не Россией.

Донецк, Луганск, Мариуполь — исторически промышленные районы с развитым рабочим классом и значит — с развитым самосознанием и чувством собственного достоинства.

Эти люди подскаивать и подпрыгивать не будут. Протестовать в кастрюлях на голове — тоже.

Всё это говорит о том, что причиной вооружённого противостояния на Донбассе стали причины не этого, а совсем другого, фундаментального порядка.

Рабочим людям изо всей силы плюнули в лицо. И сделали это те, кто отродясь не стоял у станка, не спускался в шахту, не стоял ночь в кабине тепловоза, не марал свои руки солидолом или тосолом, кто не пропах соляркой до самых костей.

Это сделали те, кто, избрав для себя философию купи-продай-воруй, принесли её на Донбасс, заставили изъясняться на мове и в принудительном порядке, напялив на неё наскоро сляпанный дурацкий колпак национального украинского патриотизма, попытались выдать за правду.

Донбасские уроки

Это — шахтёр Донбасса. я не знаю его имени. Убеждён, что он тоже любит выпить горилки и закусить её салом. Но заставить его бросить отбойный молоток и начать торговать этим салом на базаре не получится ни у кого — ни у порошенко, ни у Байдена.

Купить рабочего человека на эту «липу» не удалось. Зато удалось оскорбить до глубины души.

Ватник — это рабочая одежда. В этих ватниках на морозе валили лес, прокладывали дороги в тайге, стояли в неотапливаемых цехах, воевали всю войну. И победили.

В этих самых ватниках советские люди создавали послевоенную экономику современной Украины.

Ватник — это в некотором смысле символ тяжёлого труда. Такой же, как серп и молот.

Сегодня это слово стало на Украине оскорблением. Труд и трудящиеся стали оскорбительными понятиями!

Такова суть майдана.

Вcё это означаeт, что суть конфликта гораздо глубже, чем это кажется на первый взгляд.

Это классический классовый конфликт между теми, кто созидает и теми, кто торгует и ворует.

Это конфликт между прогрессом и регрессом, между правдой и ложью.

И потому победить Донбасс у нынешней Украины не получится никогда!

Донбасские уроки

Донбасс прав! Исторически и философски прав!

 

Источник