Комментарий переводчика:

Репортажей из ДНР в такой тональности я ещё в западных топовых СМИ не встречал. Видимо, что-то поменялось и разрешили сместить акценты. (А фото девочки с котёнком — это вообще маркер того, что акценты будут смещать именно в голове у массового обывателя.) Интересно, что журналисты готовились к этому почти полтора года.

Репортаж из прифронтовой школы в Донецке, расположенной в 3 км от линии фронта на стороне ДНР

Школа №58 в Донецке несёт на себе следы войны, — как и её ученики и учителя. Мы следили за ними год.

«Урок на свежем воздухе» в школе №58 в посёлке Киевский, Донецк, в нескольких километрах от линии фронта на востоке Украины
«Урок на свежем воздухе» в школе №58 в посёлке Киевский, Донецк, в нескольких километрах от линии фронта на востоке Украины

Донецк, восточная Украина — Среда, 4 мая 2016г.  Пятеро одиннадцатиклассников радостно бегают по футбольному полю возле школы. В правой руке у каждого — ружьё, в левой — ручная граната. Это последняя четверть, и у старших учеников — урок самообороны, патриотизма и дисциплины [по-нашему НВП — Podvalny]. Ружья на сегодняшнем уроке сделаны из дерева, но позже они будут тренироваться и с настоящими. Тут, в школе №58, война — это не игра понарошку.

«Может быть, эти уроки помогут им пойти служить в армию, когда закончат школу», — говорит учитель Алексей Иванов. Он кивает в сторону подростков. Они сменили школьную форму на камуфляжные футболки.

Один из мальчиков прикладом своего ружья тычет в одноклассника. Другой сорвал одуванчик и воткнул его в дуло ружья.

«Ребята, ведите себя прилично. Стать в строй», — командует Алексей.

Donetsk_02
На уроках НВП в школе №58, старшеклассники учатся надевать противогаз, метать ручные гранаты и обращаться с АК-47

Даниил, Павел, Константин, Андрей и Артём становятся в строй. В классе когда-то было 24 ученика, но это было до войны.

Когда в апреле 2014г. разразилась война между вооружёнными повстанцами и украинскими силами, три четверти учеников школы уехали. Такая же картина в соседних школах. Трудно оценить, сколько всего людей тогда покинуло Донбасс, но предполагается, что от полутора до двух миллионов.

«Мы тут всего в нескольких километрах от аэропорта, где продолжаются бои.» — говорит 16-летний Артём. — «Мы слышим взрывы каждую ночь. Мы надеемся, что они не ворвутся сюда, как в начале войны.»

«А поспать-то ночью удаётся?» — спрашиваем мы.

«Да мы привыкли к взрывам,» — отвечает Артём. Он криво ухмыляется и смотрит на своих друзей. В лучах весеннего солнца, подростки выглядят как взрослые.

В течение года, мы следили за учителями и учениками донецкой школы №58. Вот их история.

Donetsk_03
4 мая — День ветеранов в Донецке. Отмечают по всему городу, в т.ч. и в школе №58

 

Понедельник, 4 мая 2015 г.

Это понедельник, но школа сегодня не откроется. Вместо этого, учителя пришли убрать осколки стекла и обломки крыши, которыми усыпан двор.

Окна в кабинете директора выбиты, вместо них — пластиковые щиты.

Donetsk_04
Учителя убирают битое стекло. Днём раньше, был серьёзный обстрел посёлка Киевский, досталось и школе. По данным ОБСЕ, в этот раз никто не погиб

Один угол школьного здания разворочен снарядом. Верхушки деревьев в школьном дворе поломаны. Спортзал закрыт уже несколько месяцев.

По словам учителей, за год снаряды попадали в школу 5 раз. Так что им повезло. В соседней школе погиб учитель, а в школе №58 ни учителя, ни ученики не пострадали при обстрелах.

Но директор школы, Клавдия Васильевна Харьковская, рассержена.

«В пятый раз мы вынуждены выгребать битое стекло со школьного двора, потому что эти нелюди с украинской стороны нас обстреливают. Нелюди, вот кто они,» — говорит она, губы её дрожат.

«Неужели им трудно понять, мы не хотим в Европу, мы хотим жить в своей стране,» — добавляет она.

Она просит нас покинуть территорию. «Неважно, что вы напишете,» — говорит она. — «Обстрелы не прекратятся.»

Два с половиной месяца назад, в феврале 2015г., в Минске было подписано перемирие между повстанцами и Украиной. По соглашению, тяжёоые вооружения должны были отвести от линии фронта, и перемирие вступило в силу.

Но обломки в школьном дворе — ещё одно свидетельство того, что перемирие не соблюдается.

 

Вторник, 5 мая 2015 г.

Donetsk_05
Директор школы, Клавдия Харьковская, в своём кабинете. Она возглавляет школу в течение всей войны и не желает уезжать

Час дня, и в школе №58 уже нет учеников. Директор школы сидит в своём кабинете, в котором темно, лишь некоторые лучи солнца пробиваются сквозь пластиковые щиты, которыми закрыты выбитые окна.

Она не слишком рада нас видеть.

«До войны, у нас было 870 учащихся. На прошлой неделе, было чуть больше 200, а сегодня пришёл 81 ученик,» — говорит она. — «Я отпустила их по домам в полдень. Тут обстреливают чаще во второй половине дня.»

«Почему Вы не закрыли школу?» — спрашиваем мы.

«Мы опросили родителей, хотят ли они перевести детей в другую школу, но они против. Для них это ближайшая школа. Они хотят сюда водить детей,» — отвечает она.

Рокот стрельбы, похоже, приближается.

«Что-то громко сегодня,» — сухо отмечает Клавдия, и кивает на пластиковый щит, закрывающий выбитое окно.

«Нам пора уходить отсюда,» — говорим мы, показывая директору, что она может поехать с нами, — но она остаётся в кабинете.

В тот день снаряды в школу не попали, и на следующее утро она открылась как обычно.

Donetsk_06
Снаряды попадали в школу №58 пять раз с начала войны

Несколько дней спустя, ОБСЕ опубликовала отчёт о событиях минувшего уикенда. В отчёте указано, что район подвергся артиллерийскому обстрелу вечером 2 мая, но нет возможности сказать определённо, откуда был обстрел.

Три месяца спустя, мы написали в Минобороны Украины, чтобы уточнить, были ли в обстреле виновны украинские силы.

Алексей Макухин, советник министра обороны Украины, ответил по email в августе 2015г.

«Украинские войска соблюдают перемирие. Однако, Вооруженные силы Украины имеют приказ защищать себя в случае прямой угрозы жизням солдат. Когда это случается, они используют вооружение калибра менее чем 100 мм, и ведут огонь только по позициям боевиков,» — пишет он.

«Что касается школы №58 в Донецке, пророссийские боевики сосредоточили большое количество тяжёлых вооружений и живой силы в Путоловском лесу, менее чем в километре от школы. Боевики с этой позиции обстреливают украинские силы, так что, ответный огонь из 82-мм орудий, гранатомётов или стрелкового оружия, — всё разрешено Минскими соглашениями, — может достигать окрестностей школы.»

Макухин настаивает, что Украина продолжает соблюдать перемирие, и украинские силы никогда не открывают огонь, пока не имеют убедительных данных разведки о военном характере целей. Однако, обе стороны попадают по гражданским целям.

В январе 2015г., силы, связанные с ДНР, самопровозглашённым государством в Донецкой области, обстреляли жилые здания и рынок в украинском Мариуполе. 29 гражданских погибло и около 100 человек получили ранения. [На АШ этот инцидент обсуждался, там как минимум не всё однозначно, — вероятно, обстрел вёлся с украинских позиций. — Podvalny]  19 месяцев спустя, пострадавших меньше, но гражданские всё ещё гибнут при обстрелах.

В декабре 2015г., когда мы уже следили за школой №58 полгода, мы обсуждали с Александром Хугом из специальной мониторинговой миссии ОБСЕ продолжающиеся обстрелы гражданских объектов. Он нарисовал нам примерную карту Донецка, чтобы объяснить, что происходит. Силы ДНР размещены в западных пригородах Донецка. Когда они открывают огонь по украинским позициям в посёлке Пески, украинцы ведут ответный огонь, объяснил он. Но куда именно попадут снаряды, зависит от направления ветра, сказал Хуг, и это трудно предсказать. [Обратите внимание, в каждом предложении — отсылка на то, что информацию даёт не сам журналист, а представитель ОБСЕ.]

Donetsk_07
Виктор Брежнев живёт в посёлке Киевский, недалеко от линии фронта. Со своего балкона он смотрит на окружающие руины. В сентябре 2014г. его квартира была разрушена при обстреле. В конце апреля 2015г. он вернулся и пытается сделать ремонт

 

Среда, 10 июня 2015 г.

Бурный месяц прошел в Донецке, с большим количеством боёв и нарушений перемирия, чем обычно. Но в школу №58 со времени нашего первого визита так и не попали.

«Конечно, мы боимся. Больше всего за наших детей», — говорит Светлана Борисовна Дерабивая [Derabivya ???], немолодая женщина с волнистыми темными волосами.

У неё диплом по психологии, но она устроилась в школу №58 советником [???] десять лет назад, потому что не нашла работу как психолог. Сейчас она применяет свои знания по психологии поведения в кризисных ситуациях, чтобы помочь детям, затронутым войной.

«Я всегда на телефоне, и родители, дедушки и бабушки, ученики могут позвонить мне в любое время. Когда на линии фронта обстрел, телефон никогда не молчит. Я должна помогать целым семьям,» — говорит она.

В классе несколько дней назад, она попросила своих 10-летних учеников нарисовать дерево и раскрасить его. Один из них покрасил все дерево и небо в чёрный цвет. Единственное, что было не чёрного цвета — два желтых яйца в птичьем гнезде на кончике ветки. Одинокая черная ласточка нарисована возле яиц с веточкой в клюве.

«Он потерял отца во время аварии на шахте в начале этого года, в которой 50 человек погибли», — объясняет Светлана. — «Мальчику было нелегко, но сейчас ему лучше. Мы, как можем, стараемся реабилитировать его».

Она хранит кучу плюшевых мишек в углу скудно оформленного класса, на случай обстрела. «Младшие дети успокаиваются с плюшевыми мишками», — говорит она.

Внезапно, что-то взрывается снаружи. Стены дрожат. Снова. И снова. Светлана не показывает никаких признаков беспокойства.

Кто-то открывает дверь. Это заместитель директора школы Ирина Пономаренко.

«Что вы тут делаете? Вы что, взрывов не слышали?», — говорит она сурово. — «Опасно быть здесь, на четвертом этаже. Все ученики были эвакуированы.» Потом она поворачивается и убегает по коридору.

Но Светлана просто переходит в кабинет на первом этаже, открывает какие-то тетради, записывает тех, кто сегодня отсутствовал, начинает готовиться к завтрашним урокам.

«Вы не собираетесь эвакуироваться?» — спрашиваем мы.

Она только пожимает плечами. «Мы остаёмся здесь до тех пор, пока Департамент образования ДНР не распорядится иначе», — говорит она деловито.

Donetsk_08
Фронт — в нескольких километрах от школы, окрестности подвергались сильным обстрелам в ходе конфликта

 

Понедельник, 16 ноября 2015 г.

7»А» класс. Полгода назад в классе было всего восемь 12-летних учеников. Сейчас их 22.

Ученики то и дело отвлекаются от примеров с дробями, поглядывают на мобильные телефоны. На перемене нам удалось задать вопрос.

«Кем хотите быть, когда вырастете?» — спрашиваем мы. Самый громкий ответ — от 12-летней Дианы Закаловой. «Я хочу быть солдатом», — отвечает она.

Donetsk_09
Диана Закалова играет с кошкой у себя дома в Макеевке. В свободное время она увлекается боксом и балетом. [Фото девочки с котёнком — с точки зрения пропаганды — это overkill. Однозначно показывает, на чьей стороне симпатии журналистов, и, стало быть, редакции AlJazeera. — Podvalny]
Она впервые взяла в руки оружие в прошлом году. Война к тому времени уже продолжалась год, и её семья не смогла взять отпуск. Так что отец спросил её, не хочет ли она принять участие в молодежном лагере в лесу. Вообще-то лагерь был предназначен только для сыновей солдат, но Диана была допущена к участию, потому что она проявила особый интерес.

«Мы были в лесу 10 дней», — говорит она взволнованно. — «Мы узнали, как использовать оружие, мы разводили костры, пели военные песни и танцевали по вечерам.»

Когда она вернулась из лагеря, она сказала родителям, что она хотела бы получить комплект военной формы на день рождения.

Школьный звонок говорит нам, что наше интервью закончено, и будущему солдату пора вернуться в класс заниматься дробями.

Несколько часов спустя Диана сидит в кабинете своей матери в общественной организации в центре Донецка. Учебный день закончился, и ее мать, Яна Кравчук, нарядная женщина 30 с чем-то лет, подает чай и печенье. Из этого кабинета, Яна организует поставку лекарственных средств для жителей Донецка. Сейчас в кабинете пахнет конфетами и печеньем.

«Я хочу начать военную подготовку,» — Диана демонстративно говорит матери.

В Донецке мальчики в возрасте от 11 до 17 лет могут посещать военные сборы по вечерам.

«Я не знаю, что тебе сказать. У тебя нет на это времени из-за уроков. Кроме того, это не для девочек», — отвечает Яна.

На 12-летняя дочь смотрит на мать с досадой.

«А вот мне интересно, хоть я девочка», — говорит она.

Мать смеется.

«Ну это что-то новое. Ты ж крови боишься…»

«Не боюсь, враньё!» — кричит Диана .

Прошел год с тех пор, как отец Дианы был ранен в бою, сражаясь против украинских солдат. Он был ранен осколком в руку и голову. Его рука теперь на привязи и он заикается, когда разговаривает.

«А помнишь, когда в первый раз услышала взрыв?» — спрашиваем мы Диану.

Она качает головой, и мать отвечает за неё.

«Это было летом 2014 года, ты только что вернулась с летнего отдыха на побережье. Мы услышали страшный взрыв и убежали в коридор. Ты всё плакала и плакала. В коридоре мы были защищены от осколков, но, конечно, не от попадания ракеты в дом», — говорит Яна тихо, но в её голосе чувствуется напряжение, когда она вспоминает это.

«Мы собирались уехать из города, но муж отказался. А без него мы не уедем».

«Как Вы думаете, долго ли продлится война?» — спрашиваем мы.

«Я думаю, долго — четыре-пять лет», — говорит Яна.

«Достаточно долго, чтобы Диана успела стать солдатом?» — спрашиваем мы. Яна невесело хохотнула и меняет тему разговора.

 

Понедельник, 11 января 2016 г.

Donetsk_10
На Рождество в январе 2016г., в школе пусто, но учителя нарядили ёлку

Это первый день в школе после русского православного Рождества, но школа №58 пуста, учащихся нет.

«Вчера поздно вечером мы получили сообщение, что власти опасаются эпидемии ОРВИ, так что Рождественские каникулы продлили на неделю,» — объясняет заместитель директора Ирина Пономаренко. У неё короткие волосы, которые она покрасила темнее, чем когда в последний раз мы видели ее. Ее обязанности возросли в течение года. Осенью прошлого года директор школы заболела, так что Ирине пришлось руководить школой — и поливать растения в кабинете директора.

Огни новогодней елки освещают коридор. Заходит человек в грязном коричневом пальто.

«Я хочу поздравить директора с Рождеством» — говорит он. — «Я в этой школе сам учился. Это был лучшая, самая лучшая школа».

Замдиректора смотрит на него устало.

«Школа-то хорошая, просто у нас сейчас меньше учеников», — поясняет она. — «Сейчас, в январе, в школе 220 учеников. Около 600 учеников уехали».

«Вы думаете, они вернутся?» — спрашиваем мы.

«Да, они вернутся, когда наступит мир … или … скорее, мы надеемся на это.»

Директор Клавдия Харьковская идёт по коридору и нехотя приглашает нас в свой кабинет.

«В апреле этого года намечены выборы в Донецке, и новые власти могут отремонтировать классы. Однако, трудно сказать, пройдут ли выборы вообще», — говорит она.

«Что Вы думаете о военном присутствии в регионе, с обеих сторон?» — спрашиваем мы.

«Я надеюсь, что нашим солдатам удастся взять под контроль бОльшую часть Донецкой области», — отвечает она. «Тогда фронт будет подальше от нас».

«Мы стараемся поддерживать высокое присутствие духа, но, конечно, страшновато», — добавляет она.

Потом она откидывается в кресле и вдруг улыбается.

«Мы добавили некоторые темы в учебную программу», — говорит она. — «Младших учеников учат идеологии. Старших мальчиков обучают военной тактике, так что они в один прекрасный день смогут вступить в ряды армии ДНР».

Donetsk_11
Пока младших учеников учат идеологии, старших мальчиков обучают военной тактике. Директор школы надеется, что это поможет им подготовиться к службе в рядах армии ДНР

 

Среда, 4 мая 2016 г.

В отличие от большинства правительственных зданий в Донецке, школа №58 только что отремонтирована. Каждая стена покрашена. Каждый светильник заменён, все окна отремонтированы. Спортзал снова открыт. Только мастерская [кабинет труда] по-прежнему показывает следы прошлогодних взрывов.

«Спасибо, Россия. Их надо поблагодарить за ремонт,» — говорит нам директор школы почти торжественно, когда мы встречаем её в коридоре. — «У нас на данный момент 250 учащихся, и новые появляются каждый день.»

«Как поживаете?» — спрашиваем мы в ответ.

«Да так, немного приболела», — отвечает она, кинув взгляд на трость, на которую она опирается.

Несколько дней назад, выборы в Донецке были отменены. ОБСЕ регистрирует больше перестрелок, чем в предыдущие месяцы. Морг в Донецке регистрирует больше смертей каждый день. Как и Facebook-аккаунт украинского Министерства обороны.

Гибнут и гражданские. 27 апреля, 122-миллиметровый снаряд попал в машину, пересекавшую границу, погибли четыре мирных жителя.

«Каким вы видите будущее?», — спрашиваем мы ее.

Директор школы тяжело опирается на трость, ей, очевидно, больно.

«Мы должны создать Новороссию. Это должно случиться. Как можно скорее», — говорит она, устало и взволнованно одновременно.

Новороссия или Новая Россия — это историческая концепция, принятая пророссийскими повстанцами, когда они взяли власть в Донецкой и Луганской областях Украины в 2014 году. В январе 2015 года повстанцы формально отказались от этой идеи, продолжая борьбу от имени отдельных республик.

Но в кабинете директора школы №58 мечта о Новороссии живёт.

На футбольном поле учитель Алексей Иванов впечатлён. Мальчики из 11 класса сумели перебросить свои гранаты через всё поле.

«Смотрите, у них получается», — говорит он. — «Это урок им нравится».

Спустя 40 минут, урок закончился. Подростки надели свои модные куртки и гражданские футболки.

«Это не совсем наш любимый урок», — говорит 16-летний Даниил, плотно сложенный, коротко стриженый блондин. — «Но мы учимся патриотизму».

«Вы пойдёте в армию после школы?» — спрашиваем мы класс.

«Нет, мы хотим поступить в вуз,» — говорят ребята .

Учитель возражает.

«Но Вы можете и не поступить в университет. Тогда вы сможете пойти служить в армию», — говорит он им.

«Не, я не пойду», — отвечает Даниил. Он хочет изучать медицину.

«У Вас задача как можно больше ребят подготовить к службе в армии?» — спрашиваем мы учителя.

Он улыбается.

«Не для меня лично, но для Народной Республики», — отвечает он.

Ученики разбегаются после уроков. В воздухе пахнет одуванчиками.

Donetsk_12
Один из старших учеников идёт на занятие по НВП с макетом автомата. В дальнейшем, предстоят занятия и с настоящим оружием
Donetsk_14
Алла преподаёт математику в школе №58. Когда мы посетили её в ноябре 2015 года, она много месяцев была без зарплаты, хотя проработала всю войну
Donetsk_15
Учительница очищает свой класс от битого стекла в мае 2015г. Почти все учителя — женщины. Когда мы впервые посетили школу, учителя сказали нам, что только трое из них уехали. Но к концу года большинство уехало
Donetsk_16
На уроке
Donetsk_17
В день ветеранов, ученики чтят память тех, кто был убит в бою во время войны между украинской армией и пророссийскими повстанцами
Donetsk_18
Разрушенные здания рядом с аэропортом в декабре 2014г. Школа №58 находится в двух или трёх километрах от этого места

Пер Кристиан Селмер-Андерссен, Кирре Лиен, Al Jazeera

Перевод — Podvalny

Метки по теме: