Почему ультиматум турецкого президента к США вызвал переполох на Западе?

Заявление Реджепа Эрдогана о том, что Америке раньше или позже придётся сделать выбор между «демократической Турцией» и «террористической организацией» Фетхуллаха Гюлена FETO, не настолько императивно, чтобы считать его настоящим ультиматумом. Но, безусловно, достаточно резкое.

Эрдоган идет ва-банк

«Ультиматум» Эрдогана поддержал глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу, объявивший, что Турция «подумает о выходе из НАТО, если не увидит от альянса достаточной поддержки».

Оба заявления скорее неожиданные, нежели прямо сенсационные. Тем не менее на Западе они вызвали немалый переполох. В том числе и потому, что там ещё не успело улечься волнение в связи с неожиданным выходом Турции и России из патовой ситуации в их отношениях.

На этом фоне объявленная Эрдоганом готовность ввести смертную казнь для путчистов, несмотря на предостережения со стороны ЕС, — лишь небольшая, хотя и значимая деталь.

Складывается впечатление, что Эрдоган идёт ва-банк в отношениях с ЕС и США.

Но ради каких целей?

Понятно желание Эрдогана воспользоваться ситуацией, возникшей после его победы над путчистами, и максимально зачистить площадку от своих политических противников, десятки тысяч которых уже в тюрьме, в том числе свести счёты со своим бывшим соратником, а ныне главным врагом.

При этом ему необходимо сделать и какие-то популистские шаги: привлечь на свою сторону тех, кто понёс реальные потери от замораживания отношений с Россией, подыграть антиамериканским настроениям других и вообще ещё раз показать себя не политиком, едва спасшимся от переворота, но сильным лидером.

Однако вряд ли амбиции Эрдогана ограничиваются сейчас только укреплением личной власти в стране.

Он уже продемонстрировал, когда был сбит российский бомбардировщик, что ради превращения Турции по меньшей мере в региональную сверхдержаву, готов совершать самые рискованные действия.

Он понимает, что, играя по чужим правилам — будь то правила, которые установил ЕС для вступления Турции в свои ряды, или правила, которые всему миру устанавливают США, — не сделаешь страну великой державой. Поэтому он регулярно предпринимает попытки изменить эти правила или даже установить свои.

Попытка установить «турецкие правила» для России не удалась. Хотя нельзя сказать, что Эрдоган потерпел полное поражение — по крайней мере, в глазах своего народа.

Удастся ли Эрдогану поменять правила игры с США и/или ЕС?

Как знать. В политическом воздухе витает ощущение очередного глобального кризиса, к которому Запад в целом готов хуже, чем прежде.

Владимир Никитаев