Вот с чем в плане «материальной культуры» ассоциируются, скажем, французы? Ну там, вино, сыр. Немцы? Пиво, автомобили. Швейцария? Сыр, часы. Япония, Корея? Авто, электроника.

Russian

А что у русских? В смысле, какие бренды мирового значения мы, русские, за собой застолбили? Водка — да, но в основном — автомат Калашникова, «Сатана», спутник, ядерный реактор, атомная подлодка. Т.е. самый что ни на есть передовой край высоких технологий.

Или вот в массовой культуре, например. Да хотя бы те же фильмы американские посмотрите! В каком качестве там русские обычно встречаются? Даже если бандиты, то торгующие, опять же, тем же высокотехнологичным оружием. Даже если какие-то мегазлодеи — то какие-то сумрачные типы, захватившие какую-нибудь космическую станцию или атомную подлодку (The Last Ship тот же хотя бы). Или вот последнее марвеловское поделие, «Мстители: гражданская война»: где находится мрачная цитадель по производству супер-пупер солдат, сравнимых с легендарными супергероями, а то и превосходящими их? Ага, именно у нас.

Z-nation? Русский присутствует в виде космонавта, спустившегося в разрушенный американский секретный бункер прямо с орбиты, чтобы спасти единственног его обитателя (правда, в процессе чуть его не убившего — но исключительно из лучших побуждений). Тот факт, что происходит всё в воображении спасаемого, лишь усиливает эффект.

Т.е. если у нас есть мем «сумрачный тевтонский гений», обозначающий всякие там адовы приблуды, которые работают непонятно как, но ооочень страшно и непреодолимо, то в сознании просвещённого запада скорее можно говорить о «сумрачном русском гении».

Или взять совершенно хрестоматийный образ — русского космонавта из «Армагеддона»: полубезумного, в неиллюзорном ватнике и ушанке, общающегося с вверенной техникой путём живительных ударов монтировкой и воззваниям к такой-то матери. Так вот, самое удивительное в этой истории то, что техника, с которой он таким образом общается, после этого РАБОТАЕТ, причём в тех ситуациях, когда и при нормальном-то обращении работать не должна. Это вам не плюгавый европейско-американский инженер в очках, обложившийся томами мануалов — нет, это мрачный техножрец, общающийся с вверенной ему техникой на каком-то недоступном простым смертным уровне.

И вот в рамках этой картины совершенно понятно, почему русские никогда не славились производством микроволновок или, допустим, мобильных телефонов. Ведь ну какой мистический экстаз может быть связан с мобильным телефоном? Ну вот представьте себе какого-нибудь жреца мрачного культа, который возносит молитвы своему таинственному богу и приносит ему кровавые жертвы, пытаясь добиться, чтобы увеличились удои молока во вверенном мрачному жрецу скотоводческом хозяйстве? Пошло и нелепо.

Так и здесь. Какая микроволновка? какой сыр? какие часы? Другое дело — космическая ракета, призванная разорвать путы земного притяжения и открыть для Человечества безбрежные космические просторы, или чудовищная «Сатана», неотвратимо несущая этому Человечеству смерть и разрушение. Два аспекта технокульта — светлый и тёмный, но оба величественные и поражающие воображение.

Ну и да. Оказавшись на пороге конца света или какого-нибудь другой большой задницы, что бы вы предпочли иметь при себе: автомат Калашникова или швейцарский хронометр за 100 000 долларов?

Юрий Ткачев