Турецкая разведка проигрывает «партию»

Кем станет Эрдоган

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган решил нанести удар по разведке. Выступая на встрече с международными инвесторами в Анкаре, он заявил, что «государственные органы Турции не были предупреждены о готовящейся попытке военного переворота, говорит о том, что разведывательная организация страны (MİT) потерпела фиаско». Эрдоган также подтвердил решение, озвученное ранее премьер-министр Турции Бинали Йылдырымом о том, что в MİT будет проведен ряд реформ, подобно тем, которые осуществили США после «политической травмы, полученной после событий 11 сентября 2001 года». Поданным турецкой газеты Haber7, обсуждается проект разделения разведки на два подразделения: внешнюю и внутреннюю, которые будут иметь самостоятельный юридический статус и находиться в прямом подчинении президента. При этом после неудавшегося переворота в отношении MİT проводятся репрессии — увольняются десятки, если не сотни сотрудников.

После провала неудавшегося переворота в Турции в СМИ разных стран были организованы «утечки», которые больше напоминали оперативную операцию. Сначала иранское ИА FARS сообщило, что именно российским спецслужбам удалось своевременно информировать президента Эрдогана о готовящемся перевороте, что позволило ему вовремя покинуть отель в Мармарисе, где он вместе с семьей проводил отпуск. Официально Кремль не подтвердил эту информацию, но слова благодарности в адрес России, высказанные высокопоставленными турецкими чиновниками за поддержку, служат косвенным подтверждением турецкой версии.

В тоже время турецкая газета Yeni safak сообщала со ссылкой на заявление министра обороны Катара Халида аль-Аттия о том, что «Саудовская Аравия и ОАЭ знали о готовящемся перевороте» и такая информация была получена в мае месяце от турецких офицеров, принимавших участие в совместных военных учениях. Согласно этим же данным, мятеж в Турции должен был начаться в августе, однако, по невыясненным причинам, он начался 15 июля. В свою очередь DW приводит следующие любопытные детали. Оказывается, MIT еще с мая 2015 года вела разработку «следа гюленистов», перехватывала электронную переписку сторонников Гюлена, которые «использовали для конспирации приложение ByLock, позволяющее обмениваться зашифрованными сообщениями».

Так было идентифицировано почти 40 тысяч предполагаемых гюленистов, среди которых было около 600 высокопоставленных военных. Но разведке, как считает DW, «не удалось в этом массиве переписки найти доказательства подготовки путча», хотя — утверждает уже американское издание The Wall Street Journal, идентифицированные военные должны были отстраняться от своих должностей во время заседания военного руководства в августе. Турецкие спецслужбы считают, что кто-то «слил» эти планы путчистам. Но кто именно, если речь шла о сверхсекретной операции, о которой в Турции было известно всего нескольким лицам из высшего руководства страны, и не является ли «след Гюлена» ложным или всего лишь отвлекающим маневром? На наш взгляд, глава турецкой разведки Хакан Фидан чувствовал, что ведется «большая игра», но не смог до конца разобраться в ее сюжетной основе. Не случайно в конце мая — начале июня появились сообщения о его возможном назначении послом в Японию, что могло быть результатом каких-то «разборок» между ним и Эрдоганом, а в момент путча Фидан не смог выстроить стройную линию своих действий.

В этой связи появляется еще один момент, который нельзя обойти вниманием. После инцидента в российским бомбардировщиком, когда Москва ввела жесткие санкции против Анкары и стала фактически сворачивать с ней торгово-экономические отношения, вскоре Турция гласно и негласно стала наводить «мосты» с РФ. Был отправлен в отставку премьер-министр Ахмет Давутоглу, который занимал антироссийскую позицию и перетягивал Фидана на свою сторону. Британское издание Financial Times со ссылкой на анонимные источники сообщало, что примерно за семь дней до того, как Эрдоган принес извинения России за сбитый самолет, власти Турции организовали переговоры с представителями сирийской оппозиции и российскими эмиссарами. Помимо того, Эрдоган стал посылать Москве сигналы об изменении своей позиции по конфликту в Сирии, а при посредничестве Алжира были проведены консультации с правительством Сирии, в ходе которых рассматривалась именно проблема с курдами. Тогда же был уволен глава отдела MİT, курирующий вопросы Сирии, хотя очевидно, что он не мог действовать вне контроля Фидана.

15 июля еще в 16:00 сотрудники MİT получили данные о готовящемся путче, но почему-то поместили эту информацию на сайте Генштаба Турции, а Фидан не проинформировал об этом президента и премьер-министра. Другая версия: Фидан не смог связаться с президентом и главой правительства. Сам же Эрдоган в интервью Reuters так описал происходившие в ту ночь события: «Мне позвонил зять и сказал: «В Стамбуле проблемы. У дворца Бейлербей военные перекрывают дороги. Не дают проехать на мост». Сначала я не поверил. Позвонил главе Национальной разведки, но не смог дозвониться. Главе Генштаба тоже не дозвонился. Мы с премьер-министром приложили все усилия, чтобы связаться с ними. Хотя это и было сложно, но, в конце концов, мы смогли установить контакт». В то же время из сообщений турецких СМИ известно, что Фидан тогда выехал в Генштаб, но спустя некоторое время глава Генштаба Хулуси Акар был взят путчистами в заложники. Согласно газете Milliyet, Фидан лично позвонил начальнику охраны президента Мухсину Косе, который находился с Эрдоганом в Мармарисе, объявил о закрытии воздушного пространства Турции для полетов военной авиации. Можно ли считать действия Фидана квалифицированными, и вел ли он свою «игру» — судить теперь уже специалистам.

Пока же очевидно следующее: Эрдоган по сути создает новый центр собственной власти, во многом копируя действия Сталина после политической победы над Троцким, расставляя по-своему силовые и властные ресурсы внутри страны через кадровую политику, выбрасывая на обочину всех реальных и потенциальных оппозиционеров. Он объявил о создании новой армии, разделяет разведку на самостоятельные конкурирующие структуры под своим личным управлением, реально движется в сторону трансформации политической системы страны из парламентской в президентскую. Но как ни крути, создание новой армии и новых спецслужб требует немало времени, а осуществляемое Анкарой хирургическое воздействие на силовые структуры подрывает обороноспособность страны и ставит под угрозу ее национальную безопасность. Поэтому станет ли такой курс для Эрдогана политическим триумфом, как это получилось у Сталина, или это еще больше приблизит Турцию к развалу, как это сделал с СССР Горбачев, никто не знает.

Станислав Тарасов, ИА Regnum

Метки по теме: