Россия и «новая Турция»

Эрдоган

Стало известно, что 9 августа глава Турции Реджеп Тайип Эрдоган посетит Санкт-Петербург, где проведет переговоры с президентом России Владимиром Путиным. Это будет первая заграничная поездка турецкого лидера после попытки государственного переворота. Ранее побывавший в Москве вице-премьер Турции Мехмет Шимшек заявил, что «Турции и России необходимо как можно скорее нормализовать прерванные двусторонние отношения», которые испортились в ноябре прошлого года после сбития (в небе над Сирией) турецкими ВВС бомбардировщика ВКС России.

После того, как Эрдоган принес требуемые российской стороной извинения, следовало ожидать налаживания отношений между двумя странами, прежде всего в сфере экономики. 30 июня президент России Путин подписал ряд корректирующих мер в отношении этой страны. В том числе был снят запрет на продажу туров. Было также поручено принять меры по отмене запрета на чартерные перевозки. Тем не менее, по оценке многих экспертов, вернуться в прежнее русло политических отношений доверительного уровня вряд ли быстро удастся из-за выплывших наружу серьезных разногласий по региональным проблемам, в частности, в отношении Сирии.

Напомним, что после инцидента с российским самолетом президент Путин обвинял Эрдогана в исламизации страны и сотрудничестве с ИГИЛ (запрещена на территории России),когда, по его словам,»турецкая власть больше сотрудничает с радикалами, чем борется с ними».Вспомним вопрос, который задала Путину двенадцатилетняя девочка во время телемарафона: «Если бы Эрдоган и Порошенко одновременно тонули, кого из них вы бы спасли?». И ответ: «Даже не знаю, что сказать: если кто-то решил утонуть, то его уже не спасешь. Но, конечно, Россия готова протянуть руку помощи любому, кто этого захочет». Глава государства обозначил тогда главный тезис: «Мы считаем Турцию дружественной страной, но у нас проблемы с некоторыми политиками, поведение которых мы считаем неадекватным».Потом в Турции последовала отставка премьер-министра Ахмета Давутоглу, который заявил, что именно он отдавал приказ об атаке на российский самолет, и, конечно, неудавшийся переворот, детали и обстоятельства которого пока мало известны. Но Турция изменилась.

Анкара стала осуществлять политику репрессий в отношении армии, многих общественных и политических деятелей, тысячами увольнять и арестовывать военных, чиновников, судей, прокуроров, адвокатов, журналистов, учителей, ректоров университетов, полицейских, представителей исполнительной власти, что вызвало резкую критику со стороны ее западных партнеров. Приведем недавнее. Глава Центрального командования США генерал Джозеф Вотел заявил, что чистки повредят борьбе с террористической организацией»Исламское государство»(запрещена в России). Он уточнил, что под арестом оказались многие турецкие генералы, с которыми сотрудничали американские военные. Эрдоган ответил, что подобные высказывания свидетельствуют «о поддержке американскими военными турецких путчистов», так как «США должны приветствовать усилия Турции по предотвращению мятежа». Анкаре стали грозить исключением из НАТО, прекращены переговоры об отмене визового режима и вступлении Турции в ЕС, на горизонте замаячила угроза введения против нее санкций.

Иначе повела себя Россия. После неудавшейся попытки переворота в Турции президент Путин 17 июля провел телефонный разговор с Эрдоганом, в котором обозначил принципиальную линию Москвы на «категорическую недопустимость в жизни государства антиконституционных действий и насилия и выразил своему коллеге соболезнования по поводу человеческих жертв». Тогда же была достигнута принципиальная договоренность о личной встрече лидеров двух стран.»Мы благодарны России и особенно президенту Путину. Мы получили безоговорочную поддержку со стороны России в противоположность многим другим странам», — так комментировал ситуацию министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу.

Но дело в том, что мало кто имеет реальное представление о том, какой внешней политики реально будет придерживаться Эрдоган после неудавшегося путча и к чему должна быть готова Москва. Неслучайно на Западе введен термин так называемой «новой Турции». Отметим в этой связи ее некоторые важные признаки:

1. Эрдоган заявил, что готов сотрудничать с Ираном и Россией для решения региональных проблем. По его словам, «мы настроены на сотрудничество с Ираном и Россией, чтобы рука об руку решать региональные проблемы и значительно усилить наши шаги по возвращению в регион мира и стабильности». Турецкие СМИ сообщают о начале смены сирийского курса Анкары, а после налаживания отношений с Израилем начался, похоже, процесс по нормализации отношений с Египтом и трансформация всей арабской политики.

2.Как пишет турецкая Star gazete, Эрдоган пытается сыграть «роль де Голля» в НАТО, выступить мостом во взаимоотношениях между Россией и Североатлантическим альянсом, или предложить себя России в этой роли, что создает ему возможность вписать процесс нормализации своих отношений с Россией в формат взаимодействия с НАТО. Поэтому все рассуждения о том, что Турция отдалившись от Запада, якобы переметнется к российскому блоку, выглядят сомнительными.

3.После того, как Турция сама начала страдать от терроризма — судя по некоторым сообщениям — Анкара стала укреплять свою границу с Сирией. Ранее через турецко-сирийскую границу проходило все — от боевиков до боеприпасов, а обратно шли колонны с нефтью. Одновременно эксперты пишут о том, что «в стране в корне меняется политический климат».Но как и в какую сторону? Эрдоган заговорил другим языком, утверждая, что «революция— это не задача, которую можно решить за полдня, необходимо всеми силами стремиться к уничтожению «рака»(Фетхуллаха Гюлена)». Происходит смена внутриполитических приоритетов вместе с демонстрируемым желанием изменить внешнеполитических союзников.

С одной стороны, через обвинения известного богослова Гюлена в соучастии в попытках переворота Эрдоган пытается вывести его с внутриполитического поля и занять его место на идеологическом фланге. С другой, принимая более активное участие в борьбе с ИГИЛ, он будет пытаться перехватить у этой группировки лозунги»халифата». Здесь нельзя отодвигать на задний план некоторые важные вопросы. Один из них — Турция в течении 500 лет была центром исламского халифата, а значительная часть населения и сегодня поддерживает традиции данной формы правления. Прежде Турция многие годы являлась ключевым союзником Запада в исламском мире, в первую очередь, благодаря статусу светского государства. Теперь она будет предлагать себя в мировой политике и на Ближнем Востоке уже в иной роли, что станет видимым результатом перехода неудавшегося мятежа в антивоенный и антигражданский переворот. Все это говорит о том, что неудавшийся переворот — продолжение сложного исторического конфликта в треугольнике «кемалисты — Эрдоган — Гюлен», который может завершиться девестернизацией страны только в сфере идеологии, но не практической политики.

Вот почему повестка предстоящей встречи лидеров России и Турции в Санкт-Петербурге пока не имеет четких ориентиров, кроме экономического аспекта сотрудничества между двумя странами, в которой возродить прежние отношения можно достаточно быстро. В этой связи глава пресс-службы Кремля Дмитрий Песков сделал интригующее заявление: «Повестка переговоров пока неизвестна. Есть много тем, которые нужно обсудить». России действительно предстоит сделать серьезный геополитический выбор, определить стратегию дальнейших действий как в мировой политике, так и на Большом Ближнем Востоке на определенный, возможно, длительный исторический период.

Станислав Тарасов, ИА REGNUM

Метки по теме: