В связи с очередным обострением антироссийской пропаганды на Западе все желающие имеют возможность наблюдать весьма любопытный сдвиг в образе России, который рисуют наши «партнеры».

«Семнадцать мгновений весны»

За последние десятилетия и до самого недавнего времени пропагандистский образ России, продвигаемый Западом, не сильно трансформировался. Распад СССР привнес совершенно незначительные изменения в него, добавив элементы еще большей деградации, и самый минимум симпатичных деталей. Да и те молниеносно испарились, стоило нашим отношениям даже не испортиться, а слегка осложниться.

Западные медиа, поп-культура во всех ее проявлениях, интеллектуальный класс в целом транслируют своему обществу весьма однообразную непривлекательную картину России. Основные ее элементы мы и сами прекрасно знаем.

Россия – мрачная страна с порабощенными людьми и жестоким государством. Люди, живущие тут, грубы, депрессивны и беспрерывно пьют. Россия – террористическое государство, использующее самые ужасные способы борьбы, как с внутренними, так и с внешними врагами.

Политическое убийство – будь то ледорубом или полонием – тут основной метод нейтрализации противников, а насилие – главное средство решения любых проблем. Россия, не колеблясь, может сбить гражданский лайнер, убив сотни людей.

Россия крайне отсталая страна, как в идейном, так и в технологическом смысле. Ей чужды политические идеалы цивилизованного мира, такие как демократия, свобода и права человека. Технологически же она отстала от Запада на десятилетия. Есть пара отраслей, где она что-то пытается из себя строить, но только одному Богу известно, каким чудом летают ее проржавевшие ракеты.

Знакомо, не правда ли?

С этим образом России мы беспрерывно сталкиваемся всю свою жизнь, читая статьи из западной прессы, слушая их лидеров и смотря голливудские фильмы. И именно в этот образ последнее время вносятся коррективы, причем все более отчетливые и серьезные. Происходит это, разумеется, не по доброй воле западной пропаганды, а вынужденно – под влиянием реальных событий в мире, которые заставляют Запад смотреть на Россию под новым углом зрения.

Главный происходящий сдвиг в образе России – тонкость методов, интеллектуальность и технологическая продвинутость.

Вместо пьяного Ивана в грязном ватнике, действующего с помощью кувалды и чьей-то матери, возникает новый образ. Он пока еще только оформляется, но уже очевидно, что он будет – при сохранении всей возможной зловещести – куда более изощренным, если не сказать изысканным.

Связано это со всем известными событиями и феноменами.

За последние годы Россия продемонстрировала свое умение работать с инструментами, которые до того традиционно относились к сфере гегемонии Запада: от информационных войн до сложных спецопераций с громкими публичными выходами.

Началось, наверное, все с информационного холдинга RT, который сначала был объектом насмешек, а сейчас в целом ряде стран вполне всерьез воспринимается как угроза национальной безопасности.

Вместо прежней картинки топорной советской пропаганды появился ресурс, работающий напрямую на западную аудиторию, причем по самым современным медийным стандартам и технологиям.

С 2014 года Запад забил тревогу по другому поводу – из-за успешного освоения Россией методов гибридных войн.

Пропагандистский образ орд в краснозвездных шапках-ушанках, огнем и мечом завоевывающих и оккупирующих все, что под руку попадется, начала постепенно вытеснять более близкая реальности картинка – сдержанная сила, действующая точечно, зачастую скрытно и даже не помышляющая об оккупации в абсолютном большинстве случаев.

Крым, несмотря на все надежды и старания Запада, так и остался единственным примером территориальной экспансии России.

Собственно, все эти забавные алармизмы последних месяцев от НАТО и наших прибалтийских соседей о неизбежном и скором завоевании их Россией – это попытка актуализировать тот старый образ России-агрессора, опирающейся на грубую массированную силу.

Однако многочисленность и нервность нынешних антироссийских предупреждений только ослабляют их пропагандистский эффект на фоне реальности, где Россия сопровождает все эти заявления насмешливыми комментариями и все никак не двигает свою армию на Запад.

Ну, и, безусловно, важнейшее влияние на меняющийся образ России в глазах Запада оказывает технологическая продвинутость в сочетании с замысловатыми спецслужбистскими схемами и громким публичным эффектом.

«Русские хакеры из ФСБ» стали уже международным брендом – и совершенно неважно, что никаких доказательств их существования нет.

Хотя нельзя не признать, что истерика в США по поводу столь вовремя произошедшего взлома почты и последовавшего скандала в Демократической партии с обвинением Кремля во всех грехах услаждает слух и взор любого «ватника».

Есть еще «русские/ольгинские тролли», которые заполонили интернет, в том числе англоязычный, и успешно противостоят там западной интерпретации происходящих событий. И опять-таки неважно, что на Западе не способны отделить армию ботов от реальных людей с реальным собственным мнением. Это тот самый случай, когда имидж не менее важен, нежели реальность.

А есть еще Сноуден, вскрытые ФСБ невскрываемые пробирки для допинг-проб, антисанкционные брожения в Европе (очевидно, инспирированные из Москвы), пророссийское решение МОК и многое другое.

Поскольку все эти темы активно муссируются в западном информационном поле, они неизбежно накладывают свой отпечаток на глобальный образ России. И он действительно меняется.

Однако видится неправильным пустить этот процесс на самотек.

Российским агентам влияния стоит начать внедрение в западное общественное мнение наиболее устраивающий нас новый символ России. Лично мне идеальной кандидатурой кажется Штирлиц.

Интересно, RT может показать миру «Семнадцать мгновений весны» 25-м кадром?

Ирина Алкснис

Метки по теме: