Вчера поляки — жители приграничных с Украиной территорий обратились с коллективным письмом к министру юстиции Польши, генпрокурору, директору польского Института национальной памяти с требованием воспрепятствовать распространению преступной и тоталитарной идеологии бандеровцев и их символики. Авторы требуют привлекать украинских националистов к уголовной ответственности.

Польша

По мнению авторов обращения, резолюция Сейма о признании Волынской резни геноцидом — это лишь начало процесса восстановления справедливости с помощью правосудия. Необходимо принять меры по выявлению и наказанию тех преступников-бандеровцев, которые по тем или иным причинам избежали наказания, находясь на территории Польши. Также предлагается признать незаконной деятельность и идеологию таких организаций, как УПА, ОУН, Полесская Сечь, Легион Украинских Сечевых Стрельцов, Украинский Легион Самообороны, Четырнадцатая гренадерская дивизия Ваффен-СС.

Фактически, поляки хотят поставить вне закона все, что дорого нынешней украинской власти.

С того дня, как польский Сейм назвал геноцидом Волынскую резню, на Украине кипят страсти. Пока политики, ученые, журналисты, блогеры спорят, как нужно отвечать на враждебную выходку, зеркально или ассимитрично, Порошенко на всякий случай в тот же день еще раз извинился за преступления бандеровцев. Но общественная дискуссия не утихает — наоборот, нарастает с каждым днем.

Надо сказать, Украина оказалась в очень двусмысленном положении. Прежде всего потому, что в погоне за национальной идентичностью выбрала себе в герои персонажей, которых ближайшие соседи нэньки считают военными преступниками. Причем, галицкие националисты, а также их духовные окормители — священники Украинской греко-католической церкви от своих символов — Бандеры и Шухевича не откажутся никогда.

У жителей остальной Украины эти «герои» не вызывают воодушевления, но сопротивляться напору галичан, обосновавшихся во властных кабинетах, сегодня опасно. Кроме того, считается, что обширная украинская диаспора, живущая в Канаде и США, в состоянии финансово помочь нэньке или хотя бы повлиять на тех, кто принимает решение о финансировании. А диаспора — это, в основном, потомки бандеровцев, сбежавших в Америку после проигранной войны.

Поэтому в ближайшее время памятники Бандере, скорее всего, появятся не только в Киеве, но и в Одессе, и в Харькове. Даже несмотря на осознание того, что истуканы могут окончательно испортить отношения с Польшей.

Украинский Институт национальной памяти трактует те трагические события как украинско-польскую войну 1942 – 1947 гг. Убивая двух зайцев — во-первых, обозначая себя как субъект международных отношений (держава была настолько независимой, что даже в войну вступила!), во-вторых, бандеровцы, раз они были стороной военного конфликта, никого не могли геноцидить по определению. Не считает же Россия геноцидом немцев уничтожение врагов в Великой Отечественной войне.

Собственно, именно против этой лукавой трактовки событий на Волыни и направлено постановление польского Сейма.

Ну и появление в Киеве проспекта Степана Бандеры, я думаю, прибавило решимости составить документ именно с такими строгими формулировками. В Польше у власти тоже сейчас националисты, вот они и решают свои проблемы. Впрочем, общество не возражает — память о Волынской резне — это часть польской исторической памяти, ничего не поделаешь. Поэтому за резолюцию проголосовали 432 депутата, 10 воздержались. Против не было ни одного.

Довольно забавно наблюдать, как свидомые украинцы обижаются на поляков, которых они совсем недавно считали своими самыми надежными друзьями. Пока бандеровцы героически сражались с Россией, со стороны вожделенной Европы вероломно напала Польша. Похоже, Украине пора открывать западный фронт — защищать от бывших хозяев Восточные Кресы.

 

Павел Шипилин

 

Метки по теме: