«Больше всего и уже не первый год меня волнует ситуация в Донбассе…»

 

Известный писатель и публицист, некогда сам прошедший войну в Чечне и посвятивший ей нашумевший роман «Патологии», обратился к теме войны в Донбассе. Об этом — новая публицистическая книга Прилепина «Всё, что должно разрешиться…»

 

Захар Прилепин

 

— Захар, из самого названия книги вытекает простой вопрос: что должно разрешиться?

 

— В книге есть ответ. Ситуация в Донбассе неизбежно разрешится, и, верю, не в пользу нынешней киевской власти. Более того, ситуация не только в Донбассе, но и на самой Украине. По крайней мере на большей её части. Но эта история — надолго. Это не завтра случится, увы. Ситуация в Донбассе меня волнует больше всего уже свыше двух лет. Больше всего. Поэтому я езжу туда постоянно, едва выпадает «окно». Собственно, с недавнего времени я там официально работаю. О результатах отчитаюсь. Или вы их увидите сами.

 

— У вас масса нежных, в хорошем смысле, рассказов. Почему вас не отпускает тема войны?

 

— Не могу же я всю жизнь писать нежные рассказы, ей-богу. Потом, разве война отрицает добро, нежность, прощение и, самое главное, жертвенность? На передовой — вы посмотрите, какие у людей глаза. Это же самые красивые русские люди: ни суеты, ни похоти, ни слабости. Глаза занебесные. Это ли не про нежность? Потом, вы какие-то странные вещи говорите: «отпускает тема, не отпускает». Там действительно идёт война, ежедневные бои и бомбёжки. Какое имеют значение мои «темы»? Я нахожусь там, где могу помочь своему народу. «Темы» — это после победы обсудим.

 

— Несколько дней назад в маршрутке слушаю разговоры: «Как же приятно смотреть новости! Нас все боятся! Мы самые крутые! Наконец-то!» Это что?! Агрессия в наших генах?

 

— Я не слышал таких разговоров. Думаю, в любой стране можно найти дурака, который бахвалится. Но вообще, агрессия — биологически присущее человеку качество. Гены тут ни при чём. Народы, которые под воздействием тех или иных извне навязанных идеологем вроде тотальной политкорректности и прочих благоглупостей теряют свои видовые мужские качества, рискуют вообще утерять свою идентичность и место проживания тоже.

 

Знаете, это как если бы упомянутый вами в нашем прошлом интервью Невзоров пришёл к своей кобыле в конюшню и сказал: слушай, что ты за чудовище — зубы, копыта, ноги эти, хвост, морда какая-то ужасная. Нет бы ты родилась зайцем, беленьким, с ушками. Или енотом, барсучком — чем-то милым, трогательным. А ты… кобыла и есть кобыла. Впрочем, он свою кобылу любит и понимает. Вот и с Россией — надо приучаться любить и понимать. За ласками, зайчиками и барсучками — это не сюда. А то копытом в лоб можно получить случайно, даже не со зла.

 

— Произошли ли какие-то изменения в ваших взглядах — относительно ли русского мира, относительно ли событий на Украине? Мы все ошибаемся! Просто не все способны эти ошибки признать…

 

— У меня одни и те же взгляды всю жизнь — одно и то же повторяю, как заведённый. Христианский социализм, Святая Русь, левая империя, «О Русь, взмахни крылами…», «Все страны граничат друг с другом, а Россия с Богом», «Русским должны все, русские не должны никому» и всё такое прочее. Ничего нового не придумываю. И едва ли придумаю.

 

Ничего не могу сказать про свои ошибки. Помню, что люди, которым я доверял, оказались ниже этого доверия. А люди, к которым у меня были вопросы, на некоторые из моих вопросов нашли ответы. В первом случае я имею в виду часть моих знакомых оппозиционеров. Во втором — часть людей, находящихся ныне у руля.

 

— Ваш, насколько я понимаю, близкий товарищ — режиссёр Юрий Быков — в нашем с ним интервью сказал: «Перед телеканалами поставлены определённые государственные цели, и они этих целей стараются добиться всяческими средствами. Это совершенно понятно, как понятно и то, что общество всей правды у нас никогда не получало, да оно и не готово к ней». Вы разделяете такую позицию?

 

— А вы знаете, что такое «вся правда»? Быков прав: «всей правды» не знает никто. То есть, если вы верующий, то вы знаете, что Господь Бог её знает. Что до земных представителей — я вам совершенно искренне скажу, что степень осведомлённости в России в разы выше, чем на Украине, в Германии или во Франции. А управлять массами — это просто задача государства. Оно может сколько угодно говорить про себя, что оно «ночной сторож», на самом деле, к примеру, американская администрация управляет не только массами в своей стране, но и миллиардами людей за её пределами. Манипулирует ими и даёт им такую смехотворную часть правды, что никакая сталинская пропаганда с этим не сравнится.

 

Любой законченный либерал, кстати, вроде покойной Новодворской, отлично отдаёт себе в этом отчёт. Новодворская прямо об этом говорила: да, мы будем управлять и манипулировать, потому что мы правы. Только она умерла и больше этого не говорит. Зато есть многие, кто так думает — и молчит. Но они очень обижаются, если им манипулировать не дают — в полной мере. Тогда они называют своих оппонентов «пропагандистами». Притом что лет двадцать подряд сами работали на Кремль. Кривляки, словом.

 

— Быков объясняет это тем, что человек по природе своей слаб, труслив, инертен и думает прежде всего о выживании и собственном благополучии. Неужели всё так просто и примитивно?

 

— Быков сказал о какой-то одной части человека, может сказать и о другой. Он же русский режиссёр. Это как если бы Толстой описал вам только, скажем, Каренина или Стиву, а вы из этого сделали бы все выводы о человечестве. Там есть ведь ещё и Вронский, и Левин. Есть, кроме того, «Казаки» и «Севастопольские рассказы». Даже «Филиппок» есть.

 

В людях есть рациональное, есть иррациональное. Из России тысяч сорок ополченцев за два года съездили в Донбасс. Пусть вам это не нравится или, напротив, нравится — неважно, — но вы реально находите такую огромную массу мужиков слабыми, инертными и думающими только о выживании?

 

Надо учитывать, что ещё миллиона четыре мужиков не могли уехать просто в силу семейных или материальных причин — а кто-то по возрасту, а кто-то по здоровью. Мы живём внутри удивительно пассионарного и жертвенного народа. А вы говорите про слабость и леность. Мы о каких-то разных народах говорим.

 

— Возможно, некстати, но вспомнилось, что ещё несколько лет назад довольно часто и много говорилось о необходимости перемен. Перемен в обществе действительно ждали, хотели… Сейчас этого чувства нет.

 

— С одной стороны, разве мало было перемен? С другой стороны — нет, перемен ждут. Одни неистово ждут, что всё будет как при «дедушке Борисе». А другие ждут, что страна будет «леветь». Даже Никита Сергеевич Михалков, великий режиссёр, которого сложно упрекнуть в симпатиях к советскому периоду, и он объявил, что с наследием Горбачёва и Ельцина надо критически разобраться и подытожить все ошибки. Это тоже желание перемен. И это желание, уверяю, разделяет подавляющее большинство страны. Но у нас на подавляющее большинство есть ещё более подавляющее меньшинство. И оно этих идей категорически не разделяет.

 

Более того, это подавляющее меньшинство технологически и финансово по-прежнему, увы, сильнее всех нас. Так что перемены всё равно будут. Диссонанс наблюдается, и его придётся преодолевать.

 

Сергей Грачёв, «АиФ»

 

 

 

Метки по теме: