Не стоит рассчитывать, что после терактов Европа мгновенно проснется. Скорее, наоборот, через некоторое время стрельба и взрывы станут привычным звуковым фоном, как ни прискорбно это звучит. Потому что серьезной борьбы с террором до сих пор не ведется, а значит, люди будут погибать все чаще.

 

До тех пор, пока нынешние толерантные власти не уступят место более решительным и прагматичным политикам.

 

Руководитель Службы защиты конституции ФРГ Ханс-Георг Маасен не ожидал, что вместе с беженцами в Германию могут приехать террористы
Руководитель Службы защиты конституции ФРГ Ханс-Георг Маасен не ожидал, что вместе с беженцами в Германию могут приехать террористы

 

Недавно Ханс-Георг Маасен, руководитель Службы защиты конституции ФРГ, в обязанности которой входит и борьба с терроризмом, простодушно заявил: «Мы никак не предполагали, что среди беженцев могли находиться сторонники ИГИЛ (запрещено в РФ — ред.)».

 

Он в этом признался до теракта в Мюнхене, а не после. Оставалось только дождаться результата его преступной неосведомленности. И немцы дождались.

 

Весь мир знал об этом точно, а главный немецкий борец с террором, судя по всему, даже не почесался получить агентурные сведения в среде беженцев. Не потому, что такой несмышленый или доверчивый. Думаю, он просто не имел такой возможности — подозревать кого бы то ни было в подготовке преступления до самого факта преступления в европах сегодня считается недемократичным.

 

Ибо все люди — братья. Либерализм — светлое будущее всего человечества, а в Германию с Ближнего Востока приехали только те, кто разделяют эти трогательные убеждения.

 

Либерализм не предполагает разделение людей на расы, национальности и религии. Потому что всех объединяют общечеловеческие ценности, одинаковые для всех. Сирийцы, афганцы, ливийцы, а также арабы и пуштуны, мирные алавиты и ортодоксальные исламисты ничем не отличаются от среднестатистического европейца, ведь все любят своих детей и сытно кушать.

 

Этот ошибочный критерий — оценивать настроения людей по их доступу к благам цивилизации сыграл злую шутку не только с Франсуа Олландом или Ангелой Меркель, но и с миллионами французов, немцев, бельгийцев. Если не говорить о конкретных жертвах террора и просто распущенности в Париже и Ницце, Брюсселе, Кельне, а теперь и в Мюнхене. Им самим и их родным совсем не до шуток.

 

Да, все любят своих детей, но далеко не все готовы подчиняться строгим требованиям ювенальной юстиции. И еда в разных странах разная, не все обязаны любить сосиски, да еще и со свининой.

 

Но мне все же кажется, что Ханс-Георга Маасена и ему подобных уже не переделать. И если европейцы еще этого не поняли, то скоро поймут — по некоторым данным, мюнхенские стрелки атаковали мигрантов. Если так, то в Германии началась давно предсказанная и вполне ожидаемая уличная партизанская война.

 

Рано или поздно она закончится радикальной сменой власти в Старом Свете. А может быть, уже совсем скоро.

 

Павел Шипилин