Видите ли, в спорте допинг запрещен! Это обман, несправедливое преимущество, нечестная борьба и все такое. Удивительное дело: везде обман и нечестная борьба в порядке вещей, а биатлон с теннисом – на тебе, прям последний бастион нравственности!

допинг

 

Мельдоний я принимаю третью неделю. Одну таблетку в день, за утренним чаем. Купил в аптеке последнюю пачку: смели все после рекламной кампании с участием Марии Шараповой. Мельдоний, говорят, улучшает работу сердца, а это никому не повредит.

 

Могу сказать следующее: хуже не стало. Утомляемость снизилась, экспрессия гексокиназы усилилась, похмелье облегчилось; все, как написано на этикетке.

 

Еще немного – и я, думаю, смогу составить конкуренцию если не Елене Исинбаевой у шеста (точнее, с шестом), то Александру Кокорину с мячом (точнее, у мяча).

 

Мельдоний с чайком, шампусика – не больше ящика за раз, больше бывать на воздухе, меньше сидячей работы – и ты стопроцентно не хуже любого игрока сборной.

 

Но есть одно но: суровые чиновники Всемирного антидопингового агентства, узнав про мельдоний, не пустят меня на Олимпиаду, а отсутствие серьезной мотивировки губительно для настоящего спортсмена.

 

Видите ли, в спорте допинг запрещен! Это обман, несправедливое преимущество, присвоение чужих заслуг, нечестная борьба и все такое. Удивительное дело: везде обман и нечестная борьба в порядке вещей, а биатлон с теннисом – на тебе, прям последний бастион нравственности!

 

А разве честно делать пластические операции звезде – не спорта, а кино, всячески фотошопить ее и клеить ресницы, чтобы я и дальше думал, что звезда молода, и послушно таскал свои денежки в кассу кинотеатра?

 

А честно вылезать на трибуну с пробиркой, трясти ею как доказательством, что в Ираке спрятано химическое оружие, угрохать страну, повесить ее лидера, а потом сказать, что допинговая проба не подтвердилась?

 

А честно дурить начальству голову, запрашивая миллиарды на строительство мегазавода по производству наночастиц, а потом выяснится, что частицы оказались элементарными разводом и надувательством?

 

А честно выйти с кульком печенек на площадь, угощать несчастную бабулю, которая хоть на закате лет хотела пожить в Евросоюзе, а получила утроение квартплаты?

 

А честно носить пуш-апы, впоследствии горько разочаровывая поведшихся, но поздно, ты уже в загсе?

 

А разве честно докапываться до страны, которая, ну надо же, осмелилась все-таки отстоять свои интересы, как видит их сама, а не глобальный Большой Брат? Которая разрешила крымской бабуле не печенькам умиляться, а вернуться домой?

 

А разве честно печатать зеленые бумажки, покупая на них ресурсы для того, чтобы ими, как анаболиками, подкачать мускулатуру и дальше бессовестно обирать весь остальной мир?

 

А честно в спортивных соревнованиях среди стройных девушек годами побеждать грудастым, но мужикам?

 

А честно болеть астмой всей командой лыжников – и кушать мельдоний, стероидом заедая, абсолютно невозбранно?

 

И потом… Я прочел в «Живом журнале» текст Алексея Николова, который задает простой до неожиданности вопрос: допустим, на сочинской Олимпиаде российских чемпионов откормили и опоили коктейлями «на основе виски и вермута», а пробы подменили.

 

Так почему золото принесли только те, на кого не подумаешь, и те, которым допинг не особо и нужен? Натурализованные Ан и Уайлд – их что, тоже заставили? А это четыре золотых медали из тринадцати. Саночники и бобслеисты – ну, нарастили когда-то мышечную массу. Вермут тут при чем? А фигуристы с их тончайшей координацией? Им зачем лошадиные силы?

 

Процитирую автора: «Связь использованных незаконных методик с полученными результатами – комиссия Макларена не упоминает вообще. Как же так? Вот вроде бы самое логичное построение доклада: биатлонистам таким-то давали допинг – они все стали чемпионами. Лыжнику такому-то давали допинг – он стал чемпионом. И тогда все было бы убедительно, правда?»

 

А не упомянули потому, что тогда «эффект от работы комиссии Макларена обернулся бы пшиком – получилось бы, что она разоблачила то, что все равно не работало? И тогда призыв дисквалифицировать всю сборную России, получающую «несправедливое преимущество», выглядел бы абсурдно – зачем отстранять людей, использующих хоть какие угодно методики, если эти методики один хрен им не помогают? А может, просто задача у комиссии изначально была другая, и такой естественный вывод ей, этой задаче, противоречил?»

 

Конечно, нас прессуют по политическим мотивам. Чтоб неповадно было вольничать. Конечно, сохранить девственную чистоту на общем фоне спорт не может. Особенно так называемый большой спорт.

 

Но для будущего – и не только спортивного – мы должны беречь свое гигантское преимущество: нам не в чем упрекнуть себя по Крыму, работали там смело и честно. Честно и эффективно побеждали в Сирии. Ни хитрой политтехнологией, ни пропагандистским допингом не накачан наш «Бессмертный полк».

 

Не меньше души и сил вложили мы и в сочинскую Олимпиаду. Толстого с Чайковским подтянули. Потому важен и вправду занятный вопрос: так лыжников-биатлонистов кормили, поили, а они все равно не победили?

 

Ну, как если бы Кокорин выпил весь вермут с вискарем, любовно заготовленный Мутко – он ведь не сыграл бы лучше, правда? Или они проиграли ровно потому, что таково состояние нашего спорта, они были не готовы показать высочайший уровень, но были чисты?

 

Между прочим, честный ответ на этот интимный вопрос нужен не ВАДА, не международным федерациям легкой, а также тяжелой атлетики с санным спортом.

 

Нам с вами.

 

Владимир Мамонтов

 

 

 

Метки по теме: