Павла вытащили из машины. Ноги оторваны…

 

tonnel

 

Как у тех донбасских детишек, убийства которых он всячески поощрял, пусть и косвенно, со всякими красивыми политкорректными оговорками.

 

Теперь те дети встретят его на том конце тоннеля и скажут: Здравствуй, дядя Паша! Это мы. Которых убивали твои друзья из «Азова». Как ты, дядя Паша?

 

А он им такой пожалуется, со слезами: Больно очень!

 

А мальчик из Донецка ему: Ну вот, такой взрослый и плачешь. А когда нас с мамой снарядом разорвало, я не плакал, потому что мне уже пять лет и я взрослый, как мама говорит. Я только один раз заплакал, когда нашу кошку Мусю осколком в подвале убило, только ты моей маме не говори, ладно? И не плачь, пожалуйста.

 

И вдруг страшно завыл Паша Шеремет, дёргая кровавыми культями, продолжения которых остались на педалях недешёвой Субару его любовницы.

 

Отче, прости им, ибо не ведают, что творят  (Лука. 23:34)

 

Green Tea