Президент плачет на похоронах «мучеников», погибших во время неудавшегося государственного переворота. Телефонный разговор с Москвой, в августе намечается встреча. Обама разочарован турецким лидером.

 

Эрдоган на похоронах соратников

 

Реджеп Тайип Эрдоган остается в Стамбуле. Вместе с народом он принимает участие в похоронах «мучеников», погибших во время неудавшегося путча, вспоминает павшего друга, плачет у гробов. Он обещает своему народу, который приветствует его выкриками «Аллах велик», что восстановит смертную казнь (к чему его громко призывают), и «как можно скорее». Говорит о повестке дня. Необходимо круглосуточно быть начеку, потому что революция — это не «задача, которую можно решить за полдня». Необходимо всеми силами стремиться к уничтожению «рака» (Фетхуллаха Гюлена). Происходит смена главных союзников. Путин после телефонного разговора — снова друг. Америка — бывший союзник, с которым все чаще возникают споры. Предостережения Европы о соблюдении демократических правил попросту игнорируются.

 

Район консерваторов

 

Здесь «демократия» — это лидер, обнимающий свой народ. Эрдоган выбирает район Фатих, расположенный в центре Стамбула, окруженный стенами. Это его крепость с тех пор, как он был мэром города. Из района руин он превратился в картинку: пешеходные зоны, магазины, аллеи, усаженные платанами и апельсинами. «Парижский» квартал, если бы не множество женщин с закрытыми лицами, многие из которых — в черных никабах. В центре района — мечеть Султана Мехмета Фатиха, завоевателя Константинополя. Это первая мечеть, основанная в городе в 1453 году, удивляющая разноцветным мрамором и куполами, которые как будто парят в воздухе. Эрдоган появляется к двум часам дня на похороны четырех «мучеников», погибших на мосту через Босфор.

 

Один из них — Эроль Ольчак, давний друг Эрдогана, — был убит вместе с 16-летним сыном Абдуллой. Гробы завернуты в красно-зеленые исламские флаги с изображением национального символа — полумесяца. Эрдоган — в сером пиджаке, рубашке в клетку — берет микрофон, начинает говорить, но сразу же прерывается. Дает волю чувствам. Потом, чувствуя энергичную поддержку толпы, приходит в себя. Призывает все время быть начеку. Он еще не чувствует себя в безопасности, поэтому не возвращается в Анкару. Доносятся слухи о столкновениях в аэропорту Сабиха Гекчен, к вечеру они были подавлены. Эрдоган просит народ оставаться на улицах «круглосуточно», заверяет, что мятежникам «некуда идти», но теперь необходимо разрушить «параллельную структуру», которую Гюлен тайно организовал «в судах, полиции, вооруженных силах и СМИ», чтобы совершить государственный переворот.

 

Дуэль с Керри

 

Народ, собирающийся в обеденное время на большом дворе, как будто уже все знает. Бехлюль Гифтзи, одетый в оранжевое поло, пришел на митинг с маленькой дочкой. «Нет, Америке доверять нельзя. За Гюленом стоит ЦРУ. Именно он организовал государство в государстве». Рабия родилась в Лондоне и переехала в Стамбул после замужества. На ней элегантный серый платок в фиолетовый горошек, она пришла помянуть другого погибшего, Мехмета Кудера, повара в ресторане ее дяди. «Когда он услышал о путче, он бросил дела и вышел на улицу. Его застрелили. Ему не было еще 40 лет». Рабия тоже считает, что Америке нельзя доверять «так, как прежде: они позволяют Гюлену плести свои козни, но мы будем бороться до последнего». Путч провалился, «потому что в этот раз мы не испугались, такого еще не было». Доверять нельзя даже военным, нужна «президентская гвардия», специально отобранная, как Пасдаран.

 

Адем Сахария, юноша лет 25, тоже принимал участие в боях в аэропорту Ататюрка. «Я только что прилетел из Вены, — рассказывает он. — Увидел призыв в Facetime». Кто стоит за военными? «Нужно искать в Пенсильвании», — там уже 17 лет живет имам и медиамагнат, кровный враг «Султана». Сам Эрдоган не обвиняет Соединенные Штаты. Достаточно слов его верного министра труда Сулеймана Сойлу, который вечером обвинил Вашингтон в «поддержке путча» и защите Гюлена. Барак Обама, со своей стороны, сообщает, что его очень «разочаровал» турецкий лидер, а госсекретарь Джон Керри отвечает Анкаре, что «выдвигать обвинения в наш адрес — безответственно». «США, — объясняет он, — никого не покрывают. Мы ни разу не получали требования об экстрадиции».

 

Телефонный разговор с Путиным

 

Несмотря на открытие базы Инчирлик, отношения восстановить сложно. Эрдоган ищет поддержку с других сторон. Пообщавшись с народом, Эрдоган разговаривает по телефону с президентом России Владимиром Путиным. «Царь» приносит ему свои соболезнования, выражает солидарность, заверяет в поддержке «демократически избранного правительства», обещает встречу «в ближайшем будущем». В начале августа. Это удивительный вальс — после восьми месяцев жестоких обвинений, последовавших за сбитым в конце ноября на границе с Сирией бомбардировщиком Су-24. Сирия, а главным образом, президент Башар Асад, остается серьезным препятствием для настоящего союза между Россией и Турцией. Однако Эрдогану, армия которого доведена уже до предела, нужно решать курдский вопрос. Помимо Гюлена, Анкара требует у Вашингтона четких гарантий, что сирийского Курдистана не возникнет. Если такие гарантии ей даст Москва, с Асадом можно будет как-то примириться.

 

Джордано Стабиле, La Stampa, Италия

 

Перевод ИноСМИ

 

 

 

Метки по теме: ;