Когда солнце встало над Босфором, мятежники сложили оружие. Так закончилась драматическая ночь с пятницы на субботу, начавшаяся покушением на Эрдогана и взятием заложников. Попытка военного переворота была нешуточной. Мосты через Босфор были перекрыты, на них вышли танки мятежников. В воздух поднялись самолеты и вертолеты, бомбившие штаб партии АК, правящей партии Эрдогана.

 

Попытка переворота в Турции: теперь Москва и Анкара станут ближе?

 

Давно не было в Турции военного переворота – раньше они бывали очень часто. Турецкая армия считала себя «гарантом конституции и республики», и стоило политикам сделать что-либо, что армии не нравилось – происходил военный переворот. Армия стояла за дружбу с США и Израилем, за НАТО, против ислама, за светские идеалы кемализма – как называется турецкий национализм по имени его основателя Мустафы Кемаля Ататюрка.

 

Президент Эрдоган отстранил армию от власти, посадил многих генералов в тюрьму, и казалось – лишил армию возможности вмешиваться в политику. Но, оказывается, не вполне, не окончательно и не бесповоротно.

 

На этот раз главные генералы в перевороте не участвовали. Обычно при турецких военных переворотах начальник генштаба выступал по телевидению и сообщал населению. На этот раз такого выступления не было. Лишь небольшая фракция Генштаба – люди, связанные с крайне влиятельным проповедником Фетхулла Гюленом – приняли участие в событиях. Эрдоган был когда-то дружен и близок с Гюленом, но с тех пор многое изменилось, и живущий в США Гюлен стал врагом Эрдогана. Возможно, сторонники Гюлена в генштабе решили попытать счастья, пока их не сместили. (Сам Гюлен, живущий в штате Пенсильвания, отрицал причастность к перевороту и клялся в своей верности конституции.)

 

Упорные слухи связывали поражение российского бомбардировщика в небесах Сирии с именем Гюлена, которому хотелось поссорить Россию и Турцию – и на некоторое время удалось. Если это так, то попытка переворота может быть связана и с примирением Турции и России – примирением, крайне расстроившим Соединенные Штаты. Сторонники Гюлена в армии также были недовольны извинениями Эрдогана, принесенными Москве.

 

Но народ был доволен примирением с Россией. За годы сотрудничества возникло много смешанных русско-турецких семей – ставших заложниками дружбы между народами. В Турции к России относятся хорошо, и у турок нет исторической подозрительности к русским – но есть серьезные сомнения относительно европейцев и американцев.

 

Самым драматическим моментом этой штормовой ночи было обращение Эрдогана к народу – не по телевизору, с флагом на заднем плане, но по мобильному телефону. Он сказал, что его попытались убить – взрыв раздался, когда он уже покинул свое прежнее расположение. Он призвал народ отстоять законную власть – и действительно десятки и сотни тысяч граждан вышли на улицы и площади с демонстрацией поддержки легитимного президента.

 

В отличие от всех прежних переворотов и попыток скинуть Эрдогана, на этот раз крупные СМИ не поддержали путчистов. Даже самые анти-эрдоганские газеты и либеральные блогеры воздержались от одобрений – что указывает на узость базы путчистов. Было бы их побольше – газеты уже ударили бы в литавры. Ведь Эрдоган далеко не всеми любим. Но этого не было.

 

Судя по всему, попытка переворота не удалась, и хорошо для России и Турции, что не удалась. Исторически турецкие военные занимали антирусские и про-НАТОвские позиции. Русские туристы не пострадали во время событий – и вообще жертв было немного. Вопреки советам диванных вояк, Россия поддерживает стабильность и законную власть в соседних странах, в частности в Турции. Сама попытка не может не испугать Эрдогана и его партию. Можно предполагать, что он укрепит границу с Сирией, и воспрепятствует свободному доступу джихадистов. Его обращение к народу и готовность народа поддержать президента показывают, что верно поступил президент России, когда примирился с турецким президентом – у него еще есть кредит доверия.

 

Исраэль Шамир

 

 

 

Метки по теме: