Правильная демократия — юношеско-подростковая, а старшему поколению нельзя позволять мешать молодым космополитам жить в «глобальном мире». Старшее поколение надо каким-то способом урезать в правах, в том числе избирательных. К такому очень любопытному выводу приходит экспертная мысль США и Европы по итогам британского референдума о выходе из Евросоюза.

 

Демократия

 

Кто виноват

 

Разговор на тему того, что это было в Великобритании и что будет дальше, только начинается, но главные тезисы уже высказаны. Сводятся они к тому, что такого больше допускать нельзя, где бы то ни было.

 

В данном случае речь идет всего лишь о трех статьях, но публикуются они в весьма серьезном американском издании Foreign Affairs, за которым стоит Совет по внешней политике. Конспирологически настроенные персонажи считают, что совет этот — часть мировой закулисы, один из идеологических центров той команды, что трудится над созданием единого либерального мира. Ну, конспирологам виднее. А в данном случае в журнале идет перекличка авторов, которые далеко не во всем согласны. В общем, обычный процесс. В нем, впрочем, интересно то, что когда становится жарко, некоторые люди отбрасывают осторожность в выражениях и становятся очаровательно откровенными.

 

Сначала об известном: Британия проголосовала за выход из ЕС потому, что только 36% британцев от 18 до 24 лет пришли на референдум, зато люди старше 65 участвовали в нем на 83%. Вот они и развернули страну не туда, куда следует. То есть юность Британии была за ЕС, а зрелость — против.

 

Здесь надо сразу дать ссылку на другой поистине замечательный материал (один из упомянутых трех), прославившийся заголовком: «Фальшивая демократия». Автор вообще против референдумов, потому что они ведут к неправильным результатам. Статья так и начинается: «референдумы — ужасный механизм демократии».

 

Демократия, если вы не знали, это вовсе не власть какого-то там народа, который что-то там волеизъявляет. Демократия — это власть демократов, то есть людей с правильной идеологией.

 

Правильная же на данный момент идеология — это разрушение старой, «национальной» Европы и создание сверхнации городских жителей (юного возраста) без особых национальных примет, с единым стилем жизни. В Европе, США, в глобальном масштабе. А тут слово дали всем британцам, так же как раньше всем голландцам — по поводу ассоциации ЕС с Украиной, а до того грекам, и еще жителям Крыма насчет того, в каком государстве им жить. В общем, таких ошибок, как референдумы, больше нельзя повторять.

 

В журнальной статье под названием «Европейский разрыв поколений» приводятся факты о том, что пенсионеры Европы — это 130 миллионов человек, четверть населения. И еще о том, что пенсионная система больше с ситуацией не справляется (денег нет). Но как быть, если уже сейчас старшие поколения голосуют неправильно, и что будет, если их еще и прижать в финансовом плане? Оказывается, надо менять систему, при которой «процесс принятия решений на континенте работает в пользу пожилых».

 

И вот начинает составляться обвинительный акт против всех, кто не юн: «Когда молодых отталкивают на обочину общества, европейская геронтократия становится не только финансово обременительной, но и морально невыносимой».

 

Есть и старт движения в указанном направлении, особенно оживившегося после британского референдума: начали множиться и крепнуть организации типа «Фонд прав будущих поколений» или «Межпоколенческий фонд». Довольно вежливо, а ведь могли бы просто назваться «Заткнуть пенсионера».

 

 

Что делать

 

Слово «геронтократия» знакомо каждому, кто жил в брежневском СССР. Руководящие работники всех уровней безболезненно перешли рубеж 60 лет, потом 70, а дальше и 80, не покидая кресел. Там, где могли, они навязывали следующим поколениям свои своеобразные полудеревенские вкусы не только в политике, но и по части того, какой должен быть уровень потребления, какую музыку слушать, как себя вести. Страна в итоге превратилась в обветшавшее позорище. Именно наглядность такового делало в 80-е годы реформаторами буквально всех.

 

То есть опыт диктата старшего поколения был неудачный. Но дальше пришли 90-е, и возник термин «педократия», то есть власть детей. Сегодня мало кто помнит эту поддержанную СМИ моду на двадцатилетних директоров банков, прежде всего потому, что немного тех банков выжило после их директорства. А помнить следовало бы, хотя бы проследить историю того, как те малолетние менеджеры не выносили соседства с заместителями или советниками с каким-то опытом: они их выгоняли, потому что плохо смотрелись на их фоне. После чего проваливались.

 

В общем, опять неудачный опыт. Мне как-то всегда казалось, что европейское и многие другие общества устроены достаточно гармонично, сочетая опыт и энтузиазм всех поколений. Но вот видите, старшее сейчас неправильно голосует и должно быть наказано.

 

Интересно наблюдать попытки выработать идеологические обоснования того, почему молодое поколение лучше. То есть понятно почему: оно (якобы) идеально поддается обработке мозгов, так ведь это еще надо сказать вслух.

 

Формулировки пока такие: юное поколение — «постматериалистичное», ставит сотрудничество выше конкуренции, оно демократично, космополитично и прогрессивно. Ангелы просто! И пояснение: космополитизм — это уверенность в своем месте в мире и надежды на будущее за пределами национального государства.

 

А старшее поколение, соответственно, — это «страх перед будущим и ощущение, что социальная трансформация оставляет избирателя на обочине». Это не говоря о том, что «пенсионеры обладают непропорциональным богатством», что, кстати — вы удивитесь — расходится с нынешними рекомендациями Еврокомиссии и Международного валютного фонда.

 

Евросоюз, считает один из авторов журнала, может существовать, только если все его граждане будут считать себя частью космополитичной и процветающей системы. Но как же все-таки быть, если любой удар по доходам пенсионеров поведет к тому, что уже произошло в Греции с ее недавним референдумом (лишавшиеся пенсий ветераны проголосовали неправильно) — то есть к очередному удару по Евросоюзу? Проще говоря, как отстранить все поколения, кроме молодого и «демократичного», от принятия решений?

 

А вот как, предлагает один из авторов журнала. Ограничить человека в праве избирать по возрастному признаку неудобно, но можно ограничивать его в праве быть избранным — возрастом в 65 лет, то есть пенсионным. И еще: понизить избирательный возраст до 16 лет. И агитировать прогрессивных и юных ходить и голосовать. Пока план такой, но дискуссия только началась.

 

Я слежу за ней не столько с чувством злорадства — как «у них» все ужасно, — сколько с весьма практическим любопытством: скоро ли у нас в России появятся якобы наши фонды и движения в пользу «будущих поколений»? Ведь наверняка попробуют.

 

Дмитрий Косырев

 

 

 

 

Метки по теме: