Новый премьер-министр Великобритании Тереза Мэй во внутренней политике будет следовать курсу, намеченному ее предшественником Дэвидом Кэмероном, здесь сохранится стабильность, тогда как направление внешней политики остается крайне туманным, считают эксперты.

 

may

 

 

Тереза Мэй приступит к новым обязанностям в среду вечером, после того как королева Елизавета Вторая примет отставку Кэмерона и назначит ее на пост главы кабинета министров. Досрочные выборы нового лидера Консервативной партии стали следствием прошедшего 23 июня референдума о членстве Великобритании в ЕС, на котором британцы проголосовали за выход страны из Евросоюза.

 

 

Внутренняя политика: знакомые лица

 

Тот факт, что Тереза Мэй возглавляет МВД с 2010 года – столько же, сколько Кэмерон возглавлял кабинет министров – по мнению источника РИА Новости в Консервативной партии, будет скорей всего означать, что в новом правительстве останется много знакомых лиц.

 

«Тереза Мэй с самого начала была фаворитом на пост премьера. Поэтому переговоры с потенциальными министрами ведутся уже давно, и некоторые имена, думаю, могут стать известными уже в среду вечером», — сказал он.

 

По мнению источника в Консервативной партии, «канцлером с большой долей вероятности может стать Филип Хаммонд (нынешний глава МИД), уже давно мечтающий об этой должности». «Нынешний министр энергетики Амбер Радд может претендовать либо на пост главы МВД, на котором она заменит саму Мэй, либо даже на пост министра обороны. Есть шансы возглавить МВД у министра труда Стивена Крабба, у министра юстиции Майкла Гоува и у министра по делам миграции Джеймса Брокеншира», — отметил собеседник агентства.

 

Одним из первых решений Мэй станет назначение специального «министра по Brexit».

 

«Я бы сказал, что это главная интрига. Мэй говорила, что назначит на эту должность сторонника выхода из ЕС. Получается, что главные кандидаты – это министр юстиции Майкл Гоув, хотя Тереза терпеть его не может, и Борис Джонсон, про которого она говорила, что ему не очень можно доверять. Не исключено, что она назначит министром главу своей предвыборной кампании Криса Грейлинга», — считает он.

 

Согласно сообщениям британских СМИ, Тереза Мэй увеличит количество женщин в правительстве, однако на ключевых постах новичков будет мало.

 

«Скорее, можно будет говорить о рокировке, чем о каких-то революционных переменах», — отметил собеседник агентства.

 

 

Раскол в партии

 

Тереза Мэй возглавит страну, расколотую в буквальном смысле пополам, и партия ей помочь не сможет, потому что переживает тяжелейший кризис, считает эксперт по международным отношениям, главный редактор журнала Politics First Маркус Пападопулос.

 

«Тереза Мэй возглавит партию, которая расколота в связи с Европой, и политики которой втыкали ножи в спину друг другу во время кампании перед референдумом и потом во время выборов лидера партии тори», — сказал Пападопулос.

 

По его словам, Консервативная партия получила прозвище «гадкая партия» не случайно.

 

«Борис Джонсон, бывший мэр Лондона, друг и родственник Дэвида Кэмерона, выиграл кампанию за Brexit и таким образом унизил Кэмерона, не оставив ему иного выхода, кроме отставки. Затем Майкл Гоув, министр юстиции, и непоколебимый сторонник мистера Джонсона во время кампании перед референдумом, разрушил надежды бывшего мэра Лондона стать лидером тори, заявив, что тот не годится для этой работы», — сообщил эксперт.

 

Пападопулос отметил, что «наконец, был инцидент, когда очень средний политик Андреа Лидсом сказала в интервью, что она будет лучшим лидером партии тори потому что у нее есть дети, а у Терезы Мэй – нет», добавив, что сторонники Лидсом считают, что она стала жертвой «спецоперации» по очернению ее репутации, осуществленной кем-то внутри партии.

 

«Да, в партии сейчас сложная ситуация, и на самом деле большое счастье, что Тереза Мэй выдвинула свою кандидатуру. Она опытный политик и сделает все для объединения партии и страны, хоть даже ей и придется назначить в правительство глубоко не симпатичных ей людей», — отметил он.

 

По словам Пападопулоса, «Тереза Мэй – чрезвычайно трудолюбивый политик, ее отношение к работе уважают все коллеги в парламенте вне зависимости от взглядов». «На посту премьер-министра Тереза Мэй будет трудиться день и ночь, в этом смысле ее наверное можно сравнить с Маргарет Тэтчер», — добавил он.

 

 

Европа: единственная определенность — это неопределенность

 

Ключевой вопрос – будет ли Великобритания в итоге выходить из ЕС, и если будет, то когда и как – в данный момент ответа не имеет, считает главный редактор Politics First.

 

«В настоящее время в британской политике единственная определенность – это неопределенность. Когда речь идет о Европе, большинство парламентариев-консерваторов считают, что Британия должна остаться в ЕС – 185 против 138 противников сохранения членства. Убедить многих из этих 185 депутатов проголосовать за задействование статьи 50 (статьи Лиссабонского договора о выходе страны из ЕС – ред.), если Тереза Мэй решит ее задействовать, будет достаточно трудно», — считает Пападопулос.

 

Он отметил, что «если парламентарии проголосуют против, то возникнет политический тупик, из-за которого Британия не сможет выйти из ЕС». «А это повлечет за собой очень резкую реакцию консерваторов-сторонников Brexit в отношении консерваторов-сторонников сохранения членства», — добавил эксперт.

 

По его словам, хотя Мэй, сторонник членства Британии в ЕС, заявила, что «Brexit означает Brexit», многие из правого крыла Консервативной партии сомневаются, что она действительно выведет Британию из ЕС, и считают, что многие сторонники тори могут переметнуться на сторону антиевропейской Партии Независимости.

 

«В конечном итоге вопрос к Мэй такой: что именно означает Brexit? Доступ к единому европейскому рынку? Если Британия не сможет договориться об этом важнейшем для британской экономики моменте, то будет ли она задействовать 50-ю статью? Мэй может сказать, что Британии навредит выход из ЕС при отсутствии доступа к единому рынку и поэтому она не будет задействовать 50-ю статью», — сказал Пападопулос.

 

По его словам, «она также может сказать, и это тоже будет логично, что результаты референдума не были юридически обязывающими и имели чисто рекомендательную функцию». «В этом случае тори возьмутся за оружие, и пощады в этом случае ждать не придется», — отметил главред Politics First.

 

Мария Табак, РИА

 

 

 

 

Метки по теме: