Вполне вероятная германизация остатков Европейского союза может дать Украине шанс на весьма специфическое членство в этом качественно новом объединении

 

Рейхскоммиссариат

 

Германские официальные лица продолжают высказываться на тему «европейского будущего» Украины в традиционном, то есть в крайне расплывчатом и малообнадеживающем для Киева ключе. Так например, официальный представитель внешнеполитического ведомства Германии Мартин Шефер на днях заявил, что вопрос о членстве Украины в ЕС не стоит в обозримом будущем ни перед МИД Германии, ни перед Европейским союзом. Аналогичное мнение и уже не раз высказывала и канцлер Германии Ангела Меркель.

 

И это не удивительно. В рамках прежнего формата Евросоюза, для которого был характерен сильный англосаксонский акцент, Германия играла хотя и важную, но отнюдь не решающую роль. В этих условиях интеграция в ЕС таких стран как Украина, не давала Берлину никаких особых геополитических преимуществ, в то время как основное бремя содержания этой прожорливой территории наверняка легло на Германию. Немцам такая перспектива весьма мало улыбалась, поэтому они всегда относили европейское будущее Украины куда-то далеко за горизонт.

 

Украина была не нужна Берлину в качестве равноправного нахлебника даже в прежней Европе, экономический потенциал которой с учетом Великобритании был существенно выше. И, соответственно, содержать нищую Украину в таком гипотетическом случае было бы проще.

 

Сегодня, когда один из главных скакунов «птицы–тройки» Евросоюза – Британия умыла руки, бремя содержания Украины полностью легло бы на двух оставшихся «тягловых лошадей» – Германию и Францию. Которым это, мягко говоря, совсем ни к чему.

 

Таким образом, ни о каком членстве Украины в ЕС в том полноценном и равноправном формате, о котором до сих пор, хотя бы теоретически, шла речь, сегодня уже говорить не приходится.

 

Казалось бы — тема исчерпана и на этом можно ставить жирную точку. Однако не будем спешить. Так ли уж все однозначно? И кто вообще сказал, что формат «европейского членства» Украины может быть только таким и никаким иным?

 

Во всяком случае, облик самого Евросоюза, после трагического для его традиционного облика «брексита», явно имеет тенденцию к существенной транформации. И понятно — в какую именно сторону. Очевидно, что геополитический центр этого объединения отныне будет тяготеть к наиболее мощной державе ЕС, каковой является Германия. «Общеевропейская судьба» Франции уже и сегодня под вопросом. И вряд ли французы будут гореть энтузиазмом играть вторую скрипку при новом европейском властелине в виде своего исторического «заклятого друга» — Германии.

 

Так или иначе, но Берлин уже сегодня получил мощный импульс к переформатированию Европы на основах прогерманской консолидации под своим единоличным руководством. В этой новой Европе Германия уже не будет таскать каштаны из огня для кого-то, а сможет выстроить свою геополитику исходя, главным образом, из своих собственных интересов.

 

А кто сказал, что в сферу этих интересов не входит Украина? Немцы проявляли колоссальный интерес к этой территории на протяжении всего XX века. Именно с этой целью в недрах германских спецслужб был выращен из пробирки гомункулус «украинской национальной идеи», которая стала идеологическим фундаментом борьбы за отрыв этой части русской земли от остальной России. Захват Германией Украины был одним из главных условий Брестского мира 1918 года. Превращение Украины в житницу Третьего рейха было одной из главных стратегических задач гитлеровской политики «Дранг нах остен». И нет ни одной причины, по которой нынешняя и, тем более, будущая Германия откажется от этого исторического «стремления на Восток».

 

Другое дело, что до сих по у немцев не было достаточных стимулов и возможностей, чтобы разрабатывать эту «золотую жилу» в своих интересах. А работать на заокеанского дядю и его местных шакалов, типа Литвы с Польшей, они благоразумно не хотели.

 

Но как только перед Берлином откроются новые горизонты возможностей, можно не сомневаться, что вопрос об Украине вновь окажется в центре германского внимания.

 

Но, конечно же, ни о каком нынешнем европейском формате сотрудничества в этом случае речи уже не будет. Германии не нужен равноправный и в то же время явно недееспособный «партнер». Поэтому Киеву будет предложено взглянуть на вещи реально и протягивать ножки по одежке. То есть, проще говоря, согласиться на статус германского протектората или доминиона, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

 

Вариант для киевских властей, кстати, не такой уж и плохой. Германское покровительство обеспечит им беспроблемное будущее, гарантирует стабильность этого, заквашенного на галицийском национализме и махровой русофобии, режима, позволит киевским царькам и дальше сокращать лишнее поголовье и наживаться на ограблении оставшегося. Более того, в рамках данного типа «сотрудничества» может быть легко обеспечен даже «безвизовый режим» для граждан Украины, по типу того, который существовал в 1942-44 годах для местного населения, отправляемого на работы в Германию.

 

Этот формат германо-украинских отношений уже исторически апробирован и соответствующие наработки наверняка до сих пор лежат в немецких архивах. Назывался он «Рейхскоммиссариат Украина» и вполне оправдал, с немецкой точки зрения, своё существование. И, соответственно — почему бы его немцам не повторить? Тем более, что у профукавших все остальные возможности бездарные киевских правителей, никаких других шансов уже не осталось.

 

Юрий Селиванов, специально для News Front

 

 

 

Метки по теме: