Англосаксы знают толк в унижениях. На том стоит их культура. Строчка «я никому не хочу ставить ногу на грудь» не могла быть сказана по-английски. Зато «труп моего врага хорошо пахнет» — вполне.

 

Вас не отпустят. Вас будут резать по кусочкам. Говорили часто «мы рождены, чтоб Кафку сделать былью»? Так он и есть — быль. О том всегда и писал. Только не о нас, а о них. Читайте «Процесс».

 

Это сладострастное — «может быть, снимем санкции». «Может быть, они всё-таки поедут». «Чуть-чуть нагнитесь, и может быть».

 

Смеетесь над украинцами, которые корячатся в ожидании отмены виз? Не смейтесь больше.

 

Когда человек покидает собрание нечестивых, послав их на йух, это не «киса обиделось», не «самоизоляция» и не «поражение».

 

Это самоуважение.

 

Кисо не обиделось, кисо, быть может, пошло там на всякий случай почистить автомат.

 

Кисо не обиделось, кисо, быть может, пошло там на всякий случай почистить автомат

 

Ольга Туханина