Президент Украины П.Порошенко в интервью французскому телеканалу в очередной раз дал свою версию Минских соглашений, которые в этом смысле – по количеству интерпретаций абсолютно однозначного и последовательного текста – уже можно назвать многострадальными.

 

Пётр Порошенко

 

Украинский лидер сказал, в частности: «Чтобы изменить Конституцию, должны быть исполнены условия: во-первых, прекращение огня, во-вторых, вывод российских солдат с украинской территории, третий пункт – это переход под контроль ОБСЕ неконтролируемых участков украинско-российской границы, а также линии соприкосновения и тех мест, откуда должна быть выведена техника. Поскольку все это не было реализовано, на этот момент эти условия не выполнены, чтобы мы могли перейти к выборам».

 

Если сверить с реальным текстом, согласованным в Минске, помимо прочего, и Киевом, то расхождения в последовательности и трактовке налицо. Да, прекращение огня, разумеется, является очевидным условием №1. А вот дальше в документе следует не вывод мифических «российских солдат с украинской территории», а отвод всех тяжёлых вооружений обеими сторонами на равные расстояния при (п.3) мониторинге ОБСЕ. Даже если бы там гипотетически были наши (или любые другие иностранные) подразделения, их вывод подпадал бы под п. 10, которому предшествует целый ряд шагов самого Киева, но никак не ранее.

 

После отвода тяжелых вооружений Минские соглашения предписывают сразу же начать диалог о модальностях проведения местных выборов, а также о будущем режиме этих районов. Диалог, понятное дело, не с Россией, которой вообще нет в этих соглашениях, а с властями ЛНР и ДНР. Мы что-то упустили? Диалог о модальностях выборов идет полным ходом?

 

Ну а далее, как известно, необходим целый ряд мер, которые должен предпринять Киев: помилование и амнистия путём введения в силу закона, запрещающего преследование и наказание лиц в связи с событиями на Юго-Востоке Украины, обмен заложниками, на основе принципа «всех на всех». Ничего из этого важнейшего списка не сделано. Поэтому Порошенко может действительно откладывать конституционную реформу (п. 11 Минских соглашений) до бесконечности. Это его вполне устраивает, если учитывать, что санкции за невыполнение Минска наложены на Россию, а не на Украину. Остается только один вопрос, и он не к Порошенко и к Украине, а к европейцам, которые только что продлили эти санкции – они вообще читали Минские соглашения? Или так и принимают на веру их киевские интерпретации?

 

Константин Косачев